Кизомба в Таганроге: Урок №23 (19 октября 2013)

Последние отчеты с занятий по кизомбе вызывают все больший отклик. Правда к моему удивлению, комментариев к статьям пишут мало. Зато в личку все чаще приходят благодарности за проделанную работу. Быть может своеобразным спусковым крючком для таких «спасиб» послужила анимация шагов «кросс», а может быть и что-то другое. В любом случае, получать отзывы приятно, и именно они заставляют выделять время в напряженном графике, чтобы написать еще один отчет. Спасибо вам, отзывчивые читатели!

Но сегодняшнее занятие прошло так, что мне не надо заставлять себя писать отчет — впечатления сами рвутся из меня наружу. Это больше похоже на то время, когда я регулярно ездил в Ростов к Ромарику и Лене, и каждое занятие у них приносило бурю восторгов, новых навыков и эмоций.

Дело в том, что сегодня мы начали знакомство с таращиньей.

Предисловие

О том, как давать таращинью мы с Сашей волновались очень давно. Хотелось передать именно то, за что мы любим таращу. Хотелось передать то, как мы ее понимаем. А ведь тараща проста и однозначна только на первый взгляд, но стоит копнуть глубже и неопределенности Гейзенберга из квантовой физики покажутся программой АБВГДейки.

Можно сколь угодно долго откладывать знакомство с таращей и надеяться, что освоив в достаточной мере работу с весом в кизомбе, ученики будут больше готовы к этой встрече, но рано или поздно сделать первый шаг придется. И, учитывая успехи последних уроков, я решил что время пришло. И пусть первый блин будет комом, но чем быстрее он испечется, тем скорее мы возьмемся за приготовление второго блина. Да и девчонки давно уже подначивали: «Ну когда уже мы затаращим?»

Разминка

Первый трек мы разминались по-кизомбовски. Делали полюбившееся мне упражнение: «начал шагать, но поймав точку «неустойчивого равновесия» передумал, а в следующей раз после той же точки донес вес и шагнул». Таким способом «нерешительный шаг, решительный шаг» мы ходили вперед и назад, потом тем же способом проходили по залу кроссы (те самые, которые нарисованы в мультике в прошлом отчете), потом походили короткими диагональками. В общем — мы испробовали все варианты перемещений при такой игре весом.

Лекционная часть

Потом я задвинул монолог. Напомнил о том, что музыка кизомбы родилась на стыке музыки семба и музыки зук, и что танец кизомба в основе содержит танец сембу, и лишь потом постепенно превращался в тот танец, каким мы его знаем сегодня. Потом перешел к тому, что через пару десятилетий музыка кизмоба стала все больше склоняться к электронщине. А изменения в музыке привели и к изменению в танце. Так из танца «кизомба» отпочковался танец «таращинья».

Кстати, о том, почему я использую слово «таращинья», а не «тарашинья» или «таррашинья» или еще какое словесное извращение, есть отдельная статья.

Так вот, все эти исторические экскурсы — это круто, но скучно. Пора переходить ближе к танцу.

Что самое клевое в таращинье для меня? Взаимодействие. Я уже тысячу раз писал, что ценю в социальных танцах диалог, и рассматриваю танец как язык. Так вот в таращинье диалог ведется тихо, почти шепотом, но в нем произносятся такие фразы, которые заставляют сердце биться сильнее. Если вы понимаете о чем я;)

В социальном вечериночном варианте таращинья — это разговор партнера и партнерши. Он ведет, она ведется, он может помочь ей увеличить амплитуду движений. Но вот беда, большая часть таращиньи остается внутри пары — это маленький секрет между партнером и партнершей. Со стороны заметны только ее амплитудные виляния бундой (так в кизомба сообществе называют дамскую попку).

Эти самые вращения попки являются и богатством таращи и ее наказанием. Когда попробовавшие таращу люди хотя поделиться с друзьями своими впечатлениями и говорят: «Посмотри, как это круто», то те в свою очередь видят только бедра партнерши. Зашоренный бедрами взгляд не видит ни тонкостей взаимодействия, ни прочих чувственных штук. Но ведь крутые движения бедер партнерши — это тоже круто, и вот уже есть люди, которые еще ничего не станцевали, но уже любят  таращу за бедра.

А если танец не производит впечатлений на зрителей, танцоры увеличивают размах движений таза партнерши, и вот уже пошло впечатление. А тараща превратилась в реггетон.

Превращению таращи в реггетон весьма способствуют сценические выступления именитых кизомбистов.

Сценическая и/или социальная таращинья

Я давно хочу написать развернутую статью про сценическую и социальную кизомбу. Чем дальше в лес, тем меньше в сценической кизомбе собственно кизомбы, и тем больше людей путают кизомбу с чем угодно. Но эту статью я напишу когда-нибудь позже, а пока пора поговорить о сценической и социальной таращиньи. Тем более что беда у биполя «сценический vs. социальный танец» одна и та же — зрелищность.

Социальный танец вовсе не обязан быть зрелищным. Перед ним не стоит изначально такой задачи. Танцоры в паре танцуют для себя и друг для друга, а не для зрителей или судей. Но рано или поздно крутых танцоров вынуждают танцевать на публику. Когда кизомба-звезды ездят по городам и весям с уроками (мастер-классами), им приходится устраивать «показательные выступления». На каждом крупном фестивале есть шоу-программы кизомба-звезд. И вот беда, зрителей не удивишь хорошим социальным танцем, ведь он изначально не зрелищный. А Звезде надо удивить или даже шокировать народ. И в ход идут всевозможные ухищрения: начиная от эффектных полуакробатических поддержек и заканчивая эклектикой — смешением с другими стилями танца.

В прошлый раз я писал про «запасы фигур». У активных посетителей мастер-классов и фестивалей запас знакомых фигур крайне велик. И пофиг, что больше половины из них они не могут нормально сделать, но чувство собственной крутости уже зашкаливает. А Звезде надо удивить именно их — ведь именно они с высокой долей вероятности поедут на новый фестиваль.

И вот уже звезда лезет из кожи вон, чтобы добавить в свой танец что-то такое, чтобы выглядело сногсшибательно: поддержки, амплитудные штуки, акробатика, фишки из других стилей, фигуры основанные на станцованности, а не ведении и т.п.

Кизомба-звезд можно понять и простить, ведь когда речь заходит о показательном — читай сценическом танце нужна именно зралищность и новизна. А вот тех кизомбистов, которые начинают забывать о том, что штуковины из сценического выступления звезды вовсе не надо приносить на соушал-денс вечеринки понять уже сложно.

Но ближе к теме: сценическая тараща отличается большой амплитудой и обилием домашних заготовок, повести в которые неприученную к ним партнершу граничит с легким колдунством. Для получения большой амплитуды  активно используются руки партнера. Ну а дальше в массы все идет в обратном порядке: руки партнера активно раскачивают бедра партнерши и… и все, так как остальное со сцены было не видно, и народ ограничивается только формой.

Социальная тараща также может быть амплитудной и весьма эффектной. А может и не быть. Ее фишка — взаимодействие в паре. Партнерше нужно время и настроение, чтобы настроиться на одну волну с партнером. Партнеру тоже не всегда и не каждую партнершу хочется таращить от души. Слишком много созвездий на небе должны совпасть в одну линию, чтобы тараща удалась. И если это произошло, то оба запомнят это надолго. А если нет — то было лишь какое-то странное переминание с ноги на ногу и все.

Не надо думать, что одни люди танцуют только сценическую таращу, а другие только социальную. Мы с Сашей сравнивали ту таращу, которую танцуем на занятиях или вечеринках, и ту которую пытаемся записывать на видео — и описанные выше разница так и прет изо всех кадров.

Еще раз повторюсь — я абсолютно не против амплитудной эффектной запоминающейся сценической таращиньи, но на сегодняшнем занятии перед нами стояла другая цель — поймать за хвост птицу счастья ощущение взаимодействия в таращинье.

Отличия и сходства таращиньи от кизомбы

Прежде чем начинать танцевать таращинью, надо было поговорить о том, что в ней отличается от кизомбы. Попытки в паре фраз описать отличия между двумя разными танцами всегда вызывают улыбку на лица опытных танцоров. Впрочем, такой же улыбкой они встречают и попытки выделить общие черты у не родственных танцев, да и вообще любые попытки порассуждать о танцах вслух. Так что улыбчивых скептиков оставим в покое и поговорим об отличиях таращиньи от кизобмы:

Первое что бросается в глаза — меньше перемещений в пространстве. Это не значит, что таращинью танцуют стоя на одном месте, но все же хождений-брождений тут в разы меньше. Гораздо чаще происходит перенос веса с ноги на ногу, а не шаг.

Второе — несмотря на то, что музыка более битовая, в танце мы наоборот можем размазывать ритм, растирать его в порошок, и далеко не всегда обозначаем точками доли. Правда можем и выделять четко акценты в музыке, если того требует настроение.

Третье — размазывание ритма и общая расслабленная кайфоловность таращи вынуждает смягчать колени. Выключение колена всегда ставит точку в предложении, и если мы не хотим рубить таращу, то коленочки надо смягчить.

Но есть у таращи и явное сходство с кизомбой (что в общем-то не удивительно, учитывая их родство) — тут даже больше чем в кизомбе скрыта работа партнера. Все внимание на партнершу, а что там делает или не делает партнер — никто кроме его партнерши никогда не узнает.

Выбор элементов

Недолго думая, я остановился на двух простейших на мой взгляд штуках в тараще. Обе они заключаются в переносе веса. На сильную долю мы стоим на одной ноге, а на слабую размазываем часть веса по своей второй ноге. Потом возвращаемся обратно. В первой фигуре «вторая нога» сбоку. Во второй — впереди (для партнеров) и позади (для партнерш).

Я использую термин «размазывать вес» в надежде, что те, кто уже танцует таращинью — поймут о чем я, а те, кто только собирается — не поймут меня превратно.

Мужская партия

Начали мы у зеркала с мужской партии. Тут очень многое было похоже на то упражнение из кизомбы с «точкой неустойчивого равновесия», которому мы так много внимания (не случайно же) уделили в начале занятия. Только колени помягче и ритм поразмазаннее.

Я не мешал девушкам повторять мужскую партию, так как хуже им от этого не будет. Лучше поймут переносы веса и подготовятся к своей участи партии.

Женская партия

А вот потом пришел черед женкой партии. Тут нужно сделать маленькое пояснение: незадолго перед занятием я узнал, что Саше придется отлучиться по делам. Менять план урока было уже поздно, поэтому я остался один на один с женской партией партнерши в таращинье.

Сейчас, при написании этих строк, я вспомнил как в свое время «попал» Ромарик — Лена Карюкова уехала на какой-то очередной фест, а ему пришлось в одиночестве показывать таращу))) Мы тогда весело и ехидно подкалывали его. Может быть «карма» существует, и это мне наказание за тогдашние шутки? 😉

Не то чтобы я таращил за патнершу впервые… еще на Кизомба-Нашествии-2013 я просил Алену Янкову (преподавателя и руководителя танцевальной студии  Cuba Dance в Волжском) потаращить со мной, поменявшись партиями. Благо Алена преподает, и танцует за партнера. Тогда правда у нас получилось очень забавно и  не очень продуктивно. Но то ж было начало)))

Короче говоря, я сделал лицо кирпичом и стал показывать женскую партию. И тут в зал заглянул Коля Горенский. Приехал значит из Красноярска! Этот человек примечателен не только тем, что два с половиной года назад во время своего шестимесячного (или около того) визита в Таганрог создал с нуля танцевальный клуб «Настроение» который существует до си пор, но и в первую очередь тем, что именно он научил меня первым шагам сальсы. Первая сальса, которую я увидел в своей жизни — это был танец Коли и Саши Бельцевой на «лысине» — где я потом учился танцевать руэду. В общем — надо было такой знаковой в моей сальса-жизни персоне заявиться в самый неподходящий момент и в свойственной ему манере пошутить про изображаемые мною движения))))))))))

Правда от моего предложения зайти в зал и потаращить Коля отказался и слинял, и дальнейшее занятие происходило без посторонних глаз)))

Работа в парах

Когда я убедился, что и юноши и девушки более-менее уловили принципы переноса веса и могут делать это с музыкой, пришло время самого сложного — теперь предстояло делать это в парах.

Казалось бы — делать нужно то же самое, но когда становишься в пару, сделать это в разы сложнее.

Поначалу мы танцевали таращу без рук. Ну то есть без партнерских рук. Ибо руки часто провоцируют на то, чтобы взять партнершину бундочку в свои руки и вертеть как в голову взбредет, а мы учились взаимодействию и ведению, а не лапанию.

Девушек я просил обе руки класть на плечи партнеров. Конечно при желании можно таращить и в кизомбической рамке, но рамка делает упор асимметричным, что значительно затрудняет партию партнерши. А нам сейчас и без искусственной асимметрии сложно.

Уроки геометрии

Схема проста: пока партнер размазывает часть веса на «свободную ногу», партнерша описывает бундой вытянутый овал. Эллипс. Если же партнер доносит вес и переходит на вторую ногу, то партнерша закручивает дугу подугистее и описывает бундой восьмерку. После этого она уже стоит на ноге той же стороны, что и партнер, и готова таращить дальше. Таким образом у нас было два симметрично расположенных эллипса и одна восьмерка для перехода между ними. Хотел нарисовать рисунок, но чертить эти эллипсы сложно, а графический планшет сейчас занят — Оксана готовит очередную иллюстрацию в журнал Lampa. Кстати, мы вчера только закончили оформление группы с ее работами — заходите, смотрите, присоединяйтесь))) Да, это ее работа украшает шапку нашего сайта.

Во время танца одна из учениц заметила: «Так вот зачем мне надо было в школе геометрию учить!»

Больше практики

Мы много менялись и таращили под самые таращащие композиции. Девушки то и дело жаловались на то, как им сложно, и как они устают думать обо всех этих кривых второго порядка (они как-то по=другому это называли, уж простите, запамятовал). Мне хотелось донести простую мысль — чем дольше вы танцуете таращу, тем меньше надо думать о геометрии и больше слушать сердце. И только на первых порах, чтобы понять что вообще куда движется —  приходится чуток поматанить.

Перерыв и еще одна лекция

Ребята и особенно девчата здорово устали под конец занятия. Понадобился перерыв, а я тем временем включал разные треки и оценивал их тараще-пригодность. Под одни треки можно чередовать таращу и кизомбу, под другие тараща не прет, а кизомба запросто. Ну и бывают треки, под которые кизомба не идет ни в какую, а вот тараща так и просится. К каждому из трех типов треков я подобрал короткие образцы.

Потом поговорили о руках партнера. О том, куда, когда и зачем они воздействуют. Попробовали на практике.

Руки партнера в таращинье

Я призывал учеников использовать воздействие рук только тогда, когда партнерша уже настроилась на вашу волну. Когда она вас уже понимает без рук — можно помочь ей. Но если она еще не настроилась — то руки будут только мешать. Так же призвал не гнаться за амплитудой, если вы танцуете для себя, а не на зрителя или камеру.

Акценты у партнерши

Наверное не все таращисты и кизомбисты со мной согласятся, но я придерживаюсь мнения, что таз партнерши может делать акценты назад и в стороны, но не на партнера. Если партнерша начнет отираться «этим» об партнера, то это уже не тараща, а непотребство какое-то. И да простят мне читатели такое занудное морализаторство…

Этика таращиньи

Таращинья может быть очень интимной. И даже не потому, как могло бы показаться на первый взгляд, что бедра партнерши тут много двигаются. В этом плане реггетон со своими бути-шейками уделывает таращу. Интимность таращи еще и в том, что партнеры прислушиваются друг к другу и начинают чувствовать колебания таких тихих и потаенных душевных струн, что само по себе сближает.

И как и всякий интимный танец, таращинья требует этичного поведения. Партнерам не надо физически воздействовать на партнерши (руки!), а терпеливо ждать, пока они настроятся на вашу волну. Партнершам не надо злоупотреблять партнерским самообладаниям и обтираться об них. Поверьте, парням и так есть за что любить вас в таращинье;)

Кизомба

В конце занятия, когда все уже изрядно устали от новой информации, мы просто танцевали старую добрую кизомбу.

Заключение

Перед уходом я попросил девочек дома включат любимые треки таращи и импровизировать, раскрепощаться. Ведь вся эта геометрия нужна лишь вначале, а потом все зависит от того, насколько мы можем расслабиться в танце. Тараща — это не кун-фу, тут нет секретных техник, на освоение которых уходят годы. Надо просто побольше танцевать и постараться поймать эти ощущения.

Уставшие, но довольные, мы расходились по домам.

Другие материалы по теме:

Понравилось? Расскажи друзьям!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Блог Я.ру
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru

Кизомба в Таганроге: Урок №23 (19 октября 2013): 2 комментария

  1. Невероятно информативная и удобная к прочтению и освоению статья))) Партнершам Carino Mio — перечитать и освежить материал занятий, кизомбисткам России — взять советы на вооружение, ну а мне — выучить все наизусть и сделать вид, что я не пропускала этого важного занятия)))))

    • Спасибо, Саша. Только ты все-таки постарайся больше не пропускать — тяжело без тебя. В тараще так особенно;)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*