Кизомба в Таганроге: Урок №13 (27 июля 2013)

Как обычно, наше занятие по кизомбе, начинается с разминки, которая, по сути, представляет собой оттачивание и совершенствование базы. На этот раз, во время разминки Дану пришлось срочно уехать. Такое небезынтересное развитие событий несколько удлинило разминку, во время которой я прикидывала, чем бы нам заняться на кизомбе (!!!) без опытного партнера.

Структура занятия

Если задуматься, то на занятиях в Carino Mio происходит два вида работы. Для себя я назвала их «свободная работа» и «муштра». Если сильно не придираться к терминологии, то «муштра» — это когда разучивание или отработка материала происходит в одном темпе для всех пар и все внимание учеников направленно на преподавателей. Материал прогоняется несколько раз, за это время отсеиваются легкие недочеты и становятся очевидны трудности, с которыми, скорее всего, столкнется тот или иной партнер (пара). Здесь неуместна личная интерпретация предложенного задания. Это напряженная работа.

Свободная же работа у нас обычно обознается фразой «потанцуйте все, что знаете». Этот вид работы предлагает максимальную свободу для импровизации, где все внимание преподавателей направленно на учеников. Хитрость этого задания заключается в том, чтобы посмотреть на танец ребят со стороны: какие фигуры предпочитает партнер, какие он избегает, почему он их избегает, какие недостатки проскакивают в ведении (следовании — у партнерш). Кроме того, это время отдано на проработку тех ошибок, которые искореняются только степенью «натанцованности». Ведь есть такой тип «описок»: как ты их не объясняй, как не разбирай целое занятие, все равно их нужно натанцевать определенное количество раз, чтобы они исчезли.

Каждый из этих двух видов работы можно делить дальше на подвиды, но, по сути, любое занятие – это лишь комбинирование этих двух в различной пропорции. На начальном этапе все занятие обычно проходит в «муштре», а чем старше группа, тем больше свободной работы. Но к «муштре» все равно надо возвращаться, чтобы на новом уровне сделать «работу над ошибками» или устроить «перепросмотр».

Шаг «дабл»

По мере того, как шла разминка, стало четко понятно, что шаг дабл вызывает сложности. Само название я предложила в самом начале Дану, взяв его из музыки: дубль (double) – ускорение темпа композиции в два раза. Соответственно, ассоциация «сингл» родилась уже сама собой. Так вот, вся сложность шага дабл заключается в переносе пластики из сингла, но с изменением ее интенсивности. Что уж говорить, что если эта пластика вызывает сложности даже у девочек, то успехи парней вообще сводятся к минимуму. А если учесть, что группа недавно пополнилась новичками, то дабл вообще превратился в кошмар для глаз и боль для сердца.

Неусвоенный парнями материал переносится с работы «на зеркало» на «работу в паре». И дабл, к сожалению, это та самая сложность, которую, на мой взгляд, нельзя пускать на «самоизлечение». Наблюдая за успехами наших учеников, я вывела 4 этапа освоения этого элемента:

  1. Я порю фигню, а не дабл и не замечаю этого. Характеризуется высоко поднятыми бровями у ученика, когда преподаватель ему на это указывает.
  2. Я понимаю, что порю фигню, а не дабл, но не могу остановиться не могу понять, что надо изменить. Узнается по характерному выражению лица, на котором отображается муки творчества усиленной работы мысли, а в движениях тела видна попытка воспроизвести дабл.
  3. Кажется, у меня получается дабл, но пока я могу думать только о нем.
  4. Я хорошо понимаю дабл и могу сразу в него пойти.

Мало того, что большая часть парней у нас находится на первом этапе, ситуация еще осложняется тем, что парням нужно не только ходить этот шаг, но и уметь в него вести. Именно поэтому из двух вариантов (заниматься все занятие только шагом дабл или не заниматься им вообще, чтобы не заучивать неправильно), я выбрала второй.

Дабл – это сложно. Я с особым пониманием отношусь к мукам учеников, потому что помню, сколько сил и времени у меня самой ушло на освоение этого шага. На мой взгляд, этим нужно заниматься либо все занятие до полного понимания (а это понимание обычно не настает и не настает), либо отложить на потом.

Парадоксально, но дабл с продвижением осознается легче и танцуется проще, по крайней мере, в нашей группе. Возможно дело в том, что делая это движение в пространстве, а не на месте, лучше понимается природа требуемой пластики. Но я не стала развивать эту мысль.

В общем, итог моих раздумий был таков:

  • без Дана сложный материал не отработаешь (сложный – см. появляется работа корпуса),
  • да и не зачем, есть много чего другого, что нужно отработать,
  • работать будем в «муштре» — это обеспечивает бОльшую дисциплину на занятии (численность группы радовала глаз, но беспокоила оставшегося в одиночестве преподавателя),
  • сегодня никакого «дабла»,
  • поскольку девочек было в два раза больше, половина из них ходила всевозможные шаги перед зеркалом под чутким надзором моей верной помощницы Ирины. Это означало, что на проработку упражнений потребуется как минимум два трека, чтобы все партнерши могли освоить материал.

С чего начать?

Наблюдая за танцеванием наших молодых кизомберо, мы с Даном не раз между собой, да и в слух отмечали, что шаги партнеров неуверенны и беспорядочны. Со стороны это напоминает советский медляк – когда пара просто топчется на месте. Шаги с продвижением, если и есть, то неуверенные и со страхом навредить партнерше.

Чем это плохо? Мало того, что это просто «не по-мужски»: я не знаю ни одну партнершу, которая бы пищала от неуверенности своего партнера. В лучшем случае это вызывает умиление, но вообще-то девочки не этого ждут от танца.

Неуверенность партнера помимо всего прочего губительно влияет и на сам танец, как на последовательность осмысленных движений. Прежде всего, пара вылетает из ритма. Потому что вместо того, чтобы решить пойти и сделать этот шаг, партнер теряет время на сомнение. К тому же в большинстве случаев, сомневаясь, партнер теряет равновесие: после того, как поднял ногу и перенес весь вес на другую, думать уже не надо. Надо шагать туда, куда собирался. Конечно, партнеры не падают на пол, но их шаги становятся неустойчивыми, о ведении вообще речи нет – девочка в этой ситуации сама служит опорой, и ей это, между прочим, не нравится.

Принимая во внимание все вышеперечисленное, тривиальная, казалось бы, задачка «не танцевать советский медляк» превратилась в настоящий камень преткновения для уверенного танцевания кизомбы.

Дан видит решение со стороны партнера: сперва реши, куда пойдешь, и только потом делай шаг. И делай именно то, что решил. И вовремя.

Я вижу это со стороны партнерши: покажи мне (партнерше) свое решение так, что бы у меня не оставалось сомнений относительно того, что ты решил. И дай знать заранее.

Чтобы перейти от теории к практике я ввела в оборот два понятия. Первое – волевое мужское решение. Именно таким должен быть шаг в частности и ведение в целом у партнеров. Второй термин звучал как состояние алертности у девочки (кому лень гуглить: алертность – спокойная внимательность и мгновенность реакции). Но потом я заменила его на чуткость, вроде понятнее звучит и характеризует партнершу как нежное создание, а не как обладательницу черного пояса по кикбоксингу))))

Пара слов о размере

Да, о размере))) Хочу отметить, может это было не совсем ясно. Мы не искореняем у своих ребят танцевание кизомбы на месте. Наоборот, всячески ратуем за маленькие шаги. Но это только в случае, когда партнер понимает, что он делает.

Мы поговорили с ребятами о том, что «правильный» и «неправильный» шаг в кизомбе, это скорее не «маленький» и «большой», а «уверенный» и «неуверенный». Шаг может быть мизерным, но он уверенно сделан «в партнершу», т.е. в направлении пары, и она отзовется своим соразмерным шагом назад. Либо шаг может быть сделан на месте, но изначально партнер хотел пойти назад и в итоге сбил партнершу с толку. И если для нарабатывания уверенности партнерам необходимо походить большими (в пределах нормы) шагами, я «за». В будущем он сможет осознанно их уменьшить, но чувство уверенности у него сохранится, что неизбежно отразится на понятности ведения.

Кстати, эти рассуждения о шагах справедливы и для сальсы, и для бачаты, просто в кизомбе это особо заметно из-за крайне близкого положения танцующих.

Еще один нюанс: маленький танцевальный шаг меньше обычного маленького шага. И первое время партнерам и партнершам приходится прикладывать усилия для того, что бы уменьшить свой родной шаг.

Ну и совсем напоследок. Опрос показал, что первое, чего боится партнер, делая шаг, это наступить девочке на ногу или как-то еще больно задеть ее. Наши девочки на это занятие как сговорились: многие почему-то ни с того ни с сего решили танцевать босиком, не щадя чувств наших мальчиков. Что ж, боевое крещение, так боевое крещение)))
Боязнь наступить на ногу – это веская причина неуверенности шага партнера. Эта причина тоже влияет на величину шага и его направление начинающего партнера.

Отполированный до блеска материал 13 занятия по кизомбе в Таганроге

Разминка с серьезной проработкой кача, работы бедер и «не»-работы корпуса, культивирование в учениках постоянное ощущение «тягучести» кизомбского шага.

Шаг «сингл», шаг «дабл», шаг брейк; все вышесказанное с продвижением вперед-назад, + качель (перенос веса с одной ноги на другую). Качель – относительно простое движение, которое позволяет значительно разнообразить и украсить танец молодого кизомберо.

Первое предельно четкое задание:

Танцуем только сингл и брейк. Брейк с произвольным количеством обманок (т.е. полушагов). В пространстве танцпола шаг брейк – это практически шаг на месте. Это значит, что партнеры два трека вели партнерш на месте, концентрируясь на том, на какой ноге ее вес, то есть, следует ли она его ведению.

На этом упражнении ребята погрузились в приятную медитативность кизомбы и настроились на эффективную работу в парах.

Почему «обманка»? Потому что полушаг – это такой хитрый элемент, что если в него неправильно повести или в случае партнерши – потерять чуткость, то девочка неизбежно перенесет вес на ногу, и ведение в этом случае потеряется. Этот элемент больше предназначен для отрабатывания техники ведения-следования, нежели для танцевания. Произвольное количество полушагов не дает партнерше просчитать партнера и угадать его дальнейшие действия. На мой взгляд, шаг-брейк – самый подходящий для того, чтобы начать вести девочку в «обманку», хотя возможны вариации.

Кстати, сказав «обманываем партнерш», я заметила нездоровый блеск в глазах некоторых партнеров. Пришлось упомянуть, что обман – это не самоцель. Бережно обманываем (чему я только наших мальчиков учу))), развиваем чуткость. Один раз пришлось остановить трек, чтобы добавить, что подловив девочку, нужно остановиться и начать заново, а не издеваться над ней (пусть и неосознанно). То есть, партнеры тоже должны чувствовать, что она сбилась, а не добивать ее брейком с произвольным количеством полушагов, пока она судорожно ищет правильную ногу.

Второе предельно четкое задание:

Танцуем сингл с продвижением назад, переходим в брейк с произвольным количеством обманок и опять возвращаемся к шагам назад. По сути, шаги в пространстве партнера были только назад или только на месте, ни шагу вперед. Смену направления партнер осуществлял на месте на шаге брейк.

Почему я не разрешила делать шаги вперед? Потому что со стороны видно, как закрепившаяся за партнером уверенность в его ведении (пока девочка в буквальном смысле движется за ним) моментально улетучивается, как только он пытается протиснуть свою ногу в пару для шага вперед. Этому моменту было посвящено третье задание, но об этом позже.

На втором треке я попросила партнеров поэкспериментировать с величиной их шага. То есть пойти именно в такой шаг, в который он решил пойти. Диапазон шага мы определили от «в полступни» до «чуть шире ступни». Поскольку «чуть» понятие растяжимое, да и обувь у всех партнеров разная, то работа партнерш действительно требовала от них максимальной чуткости. Я не думала, что на этом задании возникнут сложности, с моей стороны это была попытка развить у партнеров чувство решительности своего шага. Но переводя взгляд с одной пары на другую, я с удивлением обнаружила, что если партнер и намерился сделать такой-то шаг, то в последний момент он делал «абы какой» шаг, потому что (внимание!!!) партнерша не шла в его изначально задуманный шаг. Вот как, оказывается амплитуду танцевания у нас задавала партнерша, интересно. С этим пришлось поработать.

Разбор полетов выявил две причины проблемы.

Первая – партнер сильно аккуратничает и особо не требует своим корпусом от партнерши каких-либо усилий, потому что еще не разобрался как грамотно от нее это потребовать. Поэтому он подменяет шаг – не удалось осуществить задуманное ведение.

Вторая — партнер сильно аккуратничает и особо не требует своим корпусом от партнерши каких-либо усилий, потому что «прынцесса» капризничает. Поэтому он подменяет шаг – партнерша не дает ему повести себя в задуманный шаг.

Только не будем понимать все буквально – партнер не тащит девочку в непомерный для нее шаг, а она не упирается руками и ногами, чтобы в него не пойти. Это тонкие и часто слабоосознаваемые самими участниками танцевания процессы. Однако они хорошо заметны со стороны, во многом потому, что девочка танцует с закрытыми глазами, тем самым давая телу говорить за нее. И если это тело говорит «я не пойду за тобой так, как ты хочешь» это может означать от «ой, я задумалась и трактую твое ведение как хочу» до «слушай, я действительно не понимаю, чего ты там так дрыгаешься, говори яснее». Как бы то ни было, факт остается фактом: в большинстве случаев начинающие партнеры осуществляют свое ведение, отталкиваясь от волеизъявления партнерши. Не надо так.

Уделив этим причинам приличное время и донеся основную мысль, которая вкратце звучит как формула «партнерша должна чувствовать, насколько отклонился корпус партнера, ведь именно от того, насколько уходит корпус, зависит величина шага. Этим принципом вы руководствуете при ходьбе», я посмотрела на кислые лица девочек и поняла, чем они недовольны.

На самом деле, если бы мне сказали: «Ты партнерша, ты должна весь трек от начала до конца вымерять амплитуду движения и чувствовать силу отклонения корпуса партнера.. бла бла бла…» Я бы сказала, что что-то не вижу у давно танцующих кизомбу таких мук на лице. Лучше конечно заменить «партнерша должна» на «партнерша развивает в себе чуткость». Ведь что есть чуткость партнерши в кизомбе как ни прекрасная смесь интуиции и расслабленности.

В общем, второе задание подарило нашему занятию ощутимый прорыв. Мы снова раз и навсегда выяснили, что командный центр пары находится в корпусе партнера, после чего партнеры еще один трек с удовольствием поводили девчонок, выбирая удобный для себя шаг.

Третье предельно четкое задание:

Танцуем сингл с продвижением вперед, переходим в брейк с произвольным количеством обманок и опять возвращаемся к шагам вперед. По сути, шаги в пространстве партнера были только вперед или только на месте, ни шагу назад. Смену направления партнер осуществлял на месте на шаге брейк.

Перед этим заданием, я честно спросила партнеров, нужно ли сначала вспомнить упражнение на положение корпусов в кизомбе. После единогласного «да», мы из положения «домиком» два трека походили без рук (описание и смысл этого упражнения есть в одном из предыдущих отчетов). Типичные ошибки: партнер не ведет корпусом, а идет «ногами вперед», партнерша ломает рамку.

После упражнения это самое сложное, на мой взгляд, задание, пошло на удивление легко. Партнеры действительно вели корпусом и при этом имели достаточно места для уверенного шага вперед. Партнерши, «отодвигаясь», не ломали рамку. Исчезло это стыдливое «протискивание» ноги партнера в пару, и даже босые девочки больше не пугали. Шаг превратился в шаг, ведение стало ведением. В зале появилось ощущение вечеринки – появились уверенные и заботливые партнеры, танцующие с отзывчивыми «податливыми» партнершами.

Не могу не отметить, что только сейчас, на второй половине занятия партнеры, оценив эффективность сосредоточенного исполнения четко поставленных задач, перестали самовольничать и срываться на несанкционированные движения (что частенько происходило до этого).

Четвертое предельно четкое задание представляло собой комбинацию из первого, второго и третьего. То есть партнеры ходили вперед, назад, на месте, делали брейки и вплетали обманки. Шаг сингл больше использовали для того, что бы нащупать ускользающий ритм или отдохнуть и пережить восторги от успешности своего ведения. То есть, работа на танцполе была та же, что и в начале занятия (когда следуя нашей с Даном традиции, я попросила всех потанцевать «кто что знает»), но отличалась тем, что теперь пара не «давила виноград», бездумно вращаясь на одном месте и доказывая мне, что это был шаг вперед или шаг назад, а плыла по танцполу. Я видела (а партнерши четко ощущали) шаги партнера назад, вперед, ведение в брейк и в сингл. Кач стал осознаннее и ритмичнее, а танцевание расслабленнее. Подкопаться было не к чему.

Музыка сходила на нет, и пары затихали точно так же, как это происходит в той же РеSпублике в кизомба-зале на вечеринке. Со стороны это выглядело очень романтично, а танцующие испытывали настоящее удовольствие от кизомбы. Но у нас оставалось еще время, и мне хотелось двигаться дальше, но, в то же время, я опасалась дать задание, которое не пойдет и тем самым испортить впечатление от всего занятия. То, что мы называем прогулкой, и различные ее вариации без Дана даже думать нечего было давать. И мой выбор пал на простое, на мой взгляд, упражнение, которое убило бы сразу двух зайцев.

Заяц номер раз. Я уже упомянула, что шаг «дабл» идет легче в продвижении, вот его и потренируем. Этот шаг сам по себе и формирует большую часть базы кизомбы и без него никак, а тот факт, что наши мальчики уже неплохо усвоили мужской выход, только придали мне уверенности.

Заяц номер два. Мы с Даном на прошлых занятиях не раз говорили, о том, что такое музыкальность в кизомбе. И что, исполняя шаги в разном ритме можно значительно разнообразить свой танец. И что в будущем, исполняя в разном ритме различные фигуры, кизомба становится чувственнее и эмоциональнее. Оставив практику на совесть учеников, мы с Даном убедились, что ребята сами не приступают к освоению ритмических причуд кизомбы: дальше, чем комбинация «сингл» – «дабл» на месте дело не идет.

Собственно, пятое предельно четкое задание было:

Танцуем сингл с продвижением вперед и назад, переходим в дабл с продвижением, возвращаемся в сингл. Направление меняем через «качель», которая исполняется произвольное количество раз. Дабл на месте не делаем, сингл на месте делаем только чтобы отдохнуть, иногда вплетаем обманку, чтобы партнерши не расслаблялись.

Ой, что тут началось! Партнеры, больше не скованные нерешительностью ведения вперед, на этом упражнении ни в чем себе не отказывали. Партнерши являли собой эталон чуткости, при этом никто не зажимался (в эмоциональном плане я имею в виду, но я рада, что и в буквальном тоже))))) Перепад в напряжении и расслабленности в музыки обыгрывался партнерами ритмически интенсивностью ведения… Короче, в зале царил весь тот кураж, который так понимают любители кизомбы, и который не передать словами людям здоровым)))) Это был очередной значимый прорыв в таганрогской кизомбе. Я, правда, не смогла не пожурить партнерш за периодическое «подтягивание ног» (Дан об этом писал раньше), но только потому, что к партнерам уже было не придраться.

Мальчики, которые занимаются в группе с самого начала, поделились ощущением, что и на сингл- и на дабл-шагах в продвижении их корпус уже не мог устоять и «сам просился» пойти в противоход. Наконец-то партнеры ощутили естественность этого движения, а не вымученность, как было прежде. Поэтому следующий трек я разрешила партнерам, у которых корпус просился к работе, дать ему волю. На их восторженные возгласы «Это же так просто, чего я раньше выдумывал!», я только подбодряющее улыбнулась, а сама вспомнила, как еще совсем недавно Донат до седьмого пота ходил с парнями «основной шаг с корпусом», безжалостно искореняя «мишек-косолапых». «Ага, само пошло, как же)))» — по-доброму я посмеивалась над ребятами.

Работа была закончена, но, то ли время еще оставалось, то ли никто не выгонял из зала, и следующие пять или шесть треков ребята просто танцевали. Попивая чаек, я наслаждалась результатами занятия. Танец был бы не танец, если бы ребята не вплетали в него прогулку и то, что они знали о ней. Уверенность, приобретенная в ведении, благоприятным образом сказывалась на этом элементе, хотя работать нам над ней и работать. Радует, что до следующего занятия не неделя, как обычно, ведь кизомба у нас теперь 2 раза в неделю.

Александра Бельцева,
специально для www.Salsa-Tagano.ru

Понравилось? Расскажи друзьям!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Блог Я.ру
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru

Кизомба в Таганроге: Урок №13 (27 июля 2013): 10 комментариев

  1. Саша, огромное спасибо тебе за такой подробный и информативный отчет. Теперь я на своей шкуре почувствовал, как интересно читать отчеты по кизомбе;)

  2. Саша, а что плохого было в советском медляке? Самый социальный танец что ни на есть. А уж сколько семей благодаря ему создалось (и благодаря ему распалось )))) так никакая кизомба рядом не стояла 😉
    мы учили в школе вальсы, кадрили и прочие забытые примудрости и даже танцевали их как то, но первый по настоящему социальный танец был медляк в пионерском лагере на удвоенном для надежности пионерском расстоянии. И дело было не в том что мы не умели танцевать, мы наотжигали к тому моменту на несколько предупреждений от руководства лагеря, а в том, что наши отношения в тот момент были на уровне пионерского расстояния, но уже подержаться за талию. К тому, что просто в достаточно интимной зоне у тебя оказывается человек надо привыкнуть, а тут вопрос начать нести за него ответственность и довериться ему. Какой уж тут дабл ))

    • Вованчик, не поймите меня неправильно. Я против советского медляка исключительно в зале с кизомбой. Больше претензий у меня к нему нет. Для меня и учеников это просто термин для описания ошибки, а не целый пласт воспоминаний. А что касается «человека в интимной зоне» — так к тринадцатому занятию к этому можно было привыкнуть;-)

      • Саш, смотри еще мысли по поводу взаимодействия «партнер/партнерша». Начну издалека. Фишка в том, что хороший танец он проходит на эмоциях. Не на мыслительных разумных процессах и даже не на заученных до автоматизма шагах, а на чистых эмоциях. Собственно в том и кайф танца что он пробивает наш защитный психологический слой. Может быть знакомым вот это чувство танцевального куража. Забегая вперед могу сразу сказать что в партнерше часто оно проявляется так, что она загребает партнера в охапку и тут уже партнеру приходится доверится своей интуиции, везению и партнерше и все это вместо того, что бы уверенно показывать ей куда ставить ноги.
        Вопрос конечно и в целях танца. Кто то приходит за этим, кто то приходит что бы сделать все как учили, кто то что бы потусить и т. д. Допустим пришли за первым. Темперамент партнеров разный. Кто то более доминирует, кто то больше подчинятеся, кто то переключается во время танца от подчинения к доминированию, вариантов тысячи. Танец может и не получиться, людям может быть простотакинапростаки нечего дать друг другу, не беда, никто ни к кому не привязан. Так вот к ведению. Обычно сначала «прощупывают» партнершу, а та партнера соответственно, как он ведет, его особенности, как он слышит ритм, какие характерные у него движения и на что от отзывается больше, а где теряется. В хорошей танцевальной музыке этому отдается первый куплет, обычно занудный, написанный в строгом соответствии стилям, с ровным ритмом, предсказуемым как производственный календарь. Второй куплет отдается на прощупывание партнера на его возможность импровизации, рад этому партнер или не очень. Там уже идет некоторое изменение ритма, мелодии, «повеселее» одним словом. Если взаимопонимание найдено то что называется рискуйте и выигрывайте, третий куплет специально имеет рванный ритм, отступление от гамм, его даже тяжелее станцевать по правилам чем в импровизации поскольку правила в самой музыке нарушаются. Возвращаясь собственно от этой истории к ведению, роли партнера и партнерши, исходя из этого представления о развитии танца. Не так важно вести стандартно, как важно понять на что и как ведется партнерша. Слушать обратную связь. А иначе павловщина чистой воды….

  3. под павловщиной я имею в виду эффект Павлова. Две собаки играют друг с другом им кайф. Человек посмотрел на это, да кайф. Взял других двух собак и начал учить их кружиться. Когда они правильно кружились давал им конфетку, когда неправильно не давал, а то и назвал нехорошими словами. В итоге имеем двух собак кружащихся как это нравится человеку (и теперь им самим в расчете на уже даже не получаемую конфетку), а не так как это нравится им в расчете на кайф от взаимной игры.
    А кто в паре больше ведет кто как следует этот вопрос может решаться самой парой по ходу танца. Притом что и двух одинаковых даже в ведении танцев не бывает.

  4. Вованчик, Ваши рассуждения хороши, спору нет. Но если говорить по делу статьи, то я бы прервала Вас уже на фразе «Фишка в том, что хороший танец он проходит на эмоциях. Не на мыслительных разумных процессах и даже не на заученных до автоматизма шагах, а на чистых эмоциях.» Мой отчет посвящен занятию. ЗАНЯТИЮ. То есть люди УЧАТСЯ. Учатся помимо всего прочего выражать свои эмоции через определенные танцевальные техники, принадлежащие в данном случае кизомбе. Если взять человека с улицы, включить Elizio и попросить его потанцевать в паре свои эмоции, я сомневаюсь, что в итоге получится кизомба. Мыслительные процессы и автоматизм базы — это инструмент, с помощью которого танцующие смогут в будущем самовыражаться как хотят.
    Насчет «прощупывания» я согласна, но если речь идет о вечеринке. Группа станцованна между собой, и ее развитие упирается в степень освоенности техники. Речь в отчете идет о ЗАНЯТИИ, об одном единственном ЗАНЯТИИ, одном из многих; я не отклонялась в рассуждение о глобальных принципах танцевания. И еще. Какие еще куплеты? Время, чтобы понять, что из себя представляет незнакомый партнер/партнерша, у каждого свое.
    Ну на счет собак Павлова вообще no comments. Можно попробовать на занятии свет повыключать, может что и выйдет.

  5. Саш, не получается у меня без пространственного введения четко сформулировать пост о том что не укладывается в лично мою систему. Там даже устно от полу часа насыщенной беседы. Некоторые предложения сильно пересекаются с имеющимся у меня жизненным опытом, практически один в один, но решения проблем в таких ситуация лежало в другой плоскости нежели установка тренера. Мозг человека его «высший» разум в большинстве своем очень элементарен в суждениях. Он заточен на действие и судя по всему является продолжением развития мысли действия. К примеру что бы сбить яблоко нужно взять палку и ударить по яблоку. Предметное мышление для получение моментального результата. В сложных изменяющихся системах оно не эффективно. Но чисто жизненного опыта работы над сложными изменяющимися системами у человека обычно очень мало. При том что сам человек и даже тот инструмент которым он думает (мозг) очень сложная система, гораздо сложнее чем доступно для понимания этому самому инструменту (мозгу). Давайте на примере:
    «не раз между собой, да и в слух отмечали, что шаги партнеров неуверенны и беспорядочны.» — как мыслит человек: это не соответствует идеалу (яблоко не сбито) надо это устранить. Т.е. это проблема на которую надо направить некие действия, проработать как сделать шаги уверенными и порядочными. (взять палку и ударить по яблоку). Даже здесь сложность системы действий человека такова что невозможно вычленить один этот аспект неуверенности шагов что бы работать только над ним. К примеру это может быть вовсе не проблемой, а как раз решением этой проблемы (тут я пропускаю целую главу посвященное теории движений человека и абсолютной важности в ней неуверенных и беспорядочных шагов — если утрировать то глупо требовать от двухгодовалого ребенка уверенных шагов, просто по природе). Или еще как вариант: задумалась сороконожка как она ходит ногами и пришлось «не раз отметить что шаги сороконожки стали неуверенны и беспорядочны». Согласитесь, несколько другой и далеко не последний аспект очень сложной системы. И опять же неизбежный и более того — абсолютно полезный.

    Еще фигня в том, что мы не сможем прийти к какому либо одному мнению в принципе. Т.е. консенсуса разбирая эту тему не получится. По природе этой темы и по природе ну к примеру лично моих целей беседы. Мои цели не сказать финальное: ми-ми-ми, вы такие молодцы и такие славные, даже если вы и славные и молодцы и ми-ми-ми. Мне лично интересно что там, за горизонтом 🙂 а уж коли вы туда движетесь, вероятно нам в каком то смысле по пути. Вопрос обсуждения карты и средств передвижения.

  6. Уведомление: Таганрог: кизомба-практика №1 (30 июля 2013 г.) | Salsa-Tagano.ru

  7. Уведомление: Кизомба в Таганроге: Урок №14 (3 августа 2013) | Salsa-Tagano.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*