KIZOMBA-INVASION-2013 in Moscow (Russia)

Summary

Hello. I’m Donat Ivanov, and today I would like to tell you a few words about “Kizomba-Invasion” – the largest kizomba festival in Russia.

Are you surprised? Yea! Me too! No one could know how many Russians like kizomba! Good news for organizers Good news for all dancers, who would like to learn kizomba or to improve their dancing skills.

You could ask me: “Why the festival is named Invasion?” The festival’s name symbolizes how fast kizomba has been spreading on a Post Soviet Space.

OK, let me introduce Kizomba-Invasion.

There were eleven teachers from Russia/Burundi, Kazakhstan, Belarus, and Portugal/Angola. Their names are

  • Hugo Moura,
  • Romarik Nzomvita and Elena Karyukova,
  • Ilya Subachev and Nadezhda Kuzmina,
  • Max Kumashev and Elena Medvedeva,
  • Andrey Zhulid and Kristina Shatalova,
  • Alexandr Malagor and Alexandra Stel.

Kizomba-Invasion includes:

  • Tree days and four nights of kizomba,
  • 33 hours of workshops,
  • 4 kizomba-parties,
  • 2 dance animations,
  • 2 lectures about kizomba’s history, styles, music and trends,
  • 3 hours of lectures special for instructors.

DJ Mega’n’Sheep and DJ Marsel played music on kizomba-parties.

You could see, my English is bad, therefore I’m going to continue this report in Russian. But I promise to you improve my English skills and write a full text report in English next time. Actually, while I try to improve my English, you can try to practice in Russian. Ha-ha) I’m kidding  a bit, ‘course Russian language is so complicated, that sometimes native-Russians make a terrible mistakes in grammar or punctuation. Though, if you could understand anything, or if you just try, it was cool.

Кизомба-Нашествие-2013: мы говорим на языке кизомбы

Исповедь кизомбиста

– Здравствуйте, меня зовут Дан, и у меня кизомба-зависимость.

– Здравствуй, Дан, – нестройно отвечают сидящие в кругу люди.

– Впервые я попробовал кизомбу по совету друзей. Мне просто хотелось новых ощущений, и я поддался искушению. Конечно же я не собирался так сильно менять свою жизнь, но я думал, что от одного раза ничего со мной не случиться.

С первой же малюсенькой кизомбы, меня штырило десять дней к ряду. Я бредил кизомбой, говорил только о ней. Уже тогда друзья начали за меня беспокоиться…

Чем больше я принимал кизомбу, тем больше она мне нравилась. Я научился различать сорта стили, совершенствовался в технике употребления кизомбы, подпускал ее к самому сердцу.

Однажды я заметил. что время действия кизомбы стало уменьшаться. Я все больше увеличивал порцию кизомбы на субботних занятиях и вечеринках в РеSпублике, но мне с трудом хватало этого, что бы дотянуть до следующей субботы.

Вы знаете, как тяжелы проявления кизомба-ломки: залипания на ютубе, маниакальный поиск статей на всех известных языках, а также изучение тех языков, на которых написаны не прочтенные еще статьи о кизомбе, переполнение плеера кизомбой и перманентное лирическое настроение. С этим нужно было что-то делать, и чтобы снять самую тяжелую симптоматику, мы с Сашей Бельцевой танцевали кизомбу после занятий по сальсе/бачате (да, к тому времени я уже плотно сидел на сальсе и бачате) в стенах нашей любимой танцевальной студии Carino Mio.

Танцевание кизомбы по вторникам и четвергам несколько облегчило ломку, но, сами того не подозревая, мы подсадили на кизомба-манию своих учеников, и они стали требовать от нас свою порцию кизомбы. Причем много и регулярно!

Так я катился по наклонной дорожке, и вот, однажды утром, я очутился за 2000 км от дома в полуподвальном помещении без окон, полном таких же кизомбанутых на всю голову, как и я сам. Одни пришли за своей первой кизомбой, у других за плечами был двухлетний опыт кизомбирования, а были и такие, кто вырос в странах, где кизомба произрастает в сыром первозданном виде, и эти бедолаги употребляли кизомбу с детства на семейных торжествах вместе с родными и близкими.

Нормальные люди старались обходить стороной это место, ведь воздух вокруг был пропитан мотивами кизомбы, а все знают, что это заразно!

Я провел в этом волшебном месте три дня и две ночи вечеринки. Я не спал, не ел, а только танцевал кизомбу. Общаясь с этими людьми, я узнал много нового и многому научился и сегодня я собираюсь поделиться своими впечатлениями и размышлениями с вами.

Планы и надежды

Так как Ромарик Нзомвита давно уже из просто преподавателя превратился в моего хорошего друга, то о «Кизомба-Нашествии» я узнал задолго до официального анонса, и, возможно, даже задолго до того, как сама идея оформилась во что-то конкретное в сознании организаторов. Несмотря на то, что обычно я хладнокровно отношусь ко всяким фестивалям и конгрессам, в этот раз в моем мозгу что-то щелкнуло: «На Нашествие надо поехать обязательно».

Я не знал доподлинно, чего же ждать от Кизомба-Нашествия, и задавал этот вопрос всем преподавателям, ну а потом в лучших традициях, оформил это в виде соответствующей статьи-анонса.

Ладно, с тем, чего от «Нашествия» ждут организаторы и преподаватели хоть что-то прояснилось. Но что от «Нашествия» ждал я?

  • Новые знания и умения. Не секрет, что занимаясь даже у очень крутых преподавателей, всегда полезно послушать других преподов. И пускай они расскажут о том же самом, что и свои, родные учителя, но расскажут они это другими словами, а значит есть шанс допонимать недопонятое ранее.
  • Новые знакомства. Всегда приятно пообщаться с теми, у кого такие же увлечения. Как в русской народной сказке: «Себя показать, людей посмотреть»
  • Новый опыт. До сих пор я танцевал с девушками из одной студии. Но не секрет, что мастерство соушал-денс проявляется только тогда, когда танцуешь с теми, кто не знает твоих фигур и связок, а ориентируется только на твое ведение.
  • Кизомба-тусняк. Без комментариев.

Сотню раз моя поездка на Нашествие оказывалась под угрозой срыва. То я простывал и срывал спину, то сын чуть не подхватил ветрянку, то одно, то другое. Но в конце концов я все же купил билет в Москву и твердо решил ехать.

В поезде я не терял время даром: писал в блокнот отчет о недавней таганрогской вечеринке в клубе «Метро» (а заодно, как всегда, и свои рассуждения на тему и около нее), и слушал в плеере кизомбу.

День первый

Мы с Леной Карюковой и Ромариком Нзомвита поселились в хостеле прямо на Малой Ордынке в двух минутах ходьбы от залов Нашествия. Впервые я познакомился с понятием и явленем «хостел». Поначалу я думал что русские хипстеры так исковеркали англицизм «отель» (англ. hotel), но на практике оказалось, что это хоть и англицизм, но образованный от другого слова — hostel — общежитие. А по факту — огромная коммунальная квартира, койко-места в которой сдаются задешево. Цены в несколько раз меньше чем в гостинице, но в то же время есть все необходимое для жизни.

Елена Карюкова

Чтобы бейдж было видно во время мастерсов по тараще;)

Позавтракав тем немногим, что осталось у меня после 17 часов в поезде, мы отправились на регистрацию… и пришли еще до ее начала. Впрочем, пока мы переодевались, «Нашествие» заработало в полную силу, и вскоре на наших запястьях уже красовались клевые браслетики. А на груди грудях попах преподавателей — еще и наклейки с именами.

Браслеты «Нашествия» заслуживают особого внимания. Это не бумажные полоски, размокающие в душе, и не пластиковые кандалы, натирающие запястье. А эластичные симпатичные сувенирчики, которые можно снимать на ночь, одевать то на одну, то на другую руку, и после фестиваля оставить себе на память.

Помещение, в котором проходило «Нашествие» представляло собой длинный извилистый полуподвальный коридор, в обе стороны от которого расползались танцевальные классы. Там были и переодевалки и туалеты и душевые и буфет и автоматы по продаже напитков — все что нужно для танцевального времяпровождения.

Первый день, первый час

Сразу же я был поставлен перед тяжелым выбором — на какой семинар идти? Уроки Ромарика и Лены я отбрасывал сразу. Вроде как не стоит ехать за 2000 км, чтобы слушать собственных учителей. Оставался базовый уровень с «Сашками» из Беларуси и продвинутый уровень с Максом и Леной из Казахстана.

Я много пишу о том, как важна база в танце, но в качестве первого МК на «Нашествии» выбрал Advanced-level. Не то, чтобы я не интересовался основами, просто я оставил их на потом до поры до времени. Позже я посещал много занятий «базового» и «среднего» уровней, но сейчас мне хотелось оценить себя и сравнить с теми, кто считает себя крутым.

Кизомба: Макс и Елена (продвинутый уровень)

В зале продвинутого уровня больше всего разговоров было именно о продвинутости этого уровня. Я всегда чувствую себя чужим среди людей, кичащихся своим статусом, тем более, что в данном случае каждый сам навешивал на себя ярлык соразмерно скорее амбициям, чем реальным достижениям.

Каждый обладатель фул-пасса  мог зайти в зал «продвинутого» уровня. Впрочем, вскоре все встало на свои места, но пока что Максут и Лена начали занятие:

– Вам интересно, чем мы будем сейчас заниматься?
– Да!
– Мы решили посвятить это занятие музыкальности.
– Ура!
– Ну а пока легкая разминка. В разных школах используются разные термины, поэтому я буду просто показывать шаги, а вы повторяйте.

Не тут-то было! Казалось, что ученики готовы драться не на жизнь, а на смерть, защищая полюбившиеся им обозначения для тех или иных фигур или шагов. Стоило кому-то неосторожно осведомиться о том, что именно мы сейчас делаем, или как именно звучит (из уст учеников, а не преподавателей) тот или иной термин, как в ответ громогласно звучало: «Ну мы же на ПРОДВИНУТОМ уровне!»

Максут пытался утихомирить спорщиков, доказывая, что важна не терминология, а танцевальная база, но в скоротечной и ожесточенной словесной перепалке побеждали самые неудобоваримые и непорусски звучащие версии. На разминке я узнал, что умею танцевать «хезитейшн» хотя и не знаю такого слова. Вообще-то я не знал почти ни одного слова, из тех, что там звучали, хотя и не встречал незнакомых движений.

В какой-то момент я понял, что «шаг крестом»  может позволить себе только поселковый кружок народного танца «Топотуха», шаг «кросс-степ» сойдет для завалящей дэнс-студии областного центра, а хваленые «адвансеры» будут именовать этот же шаг не иначе, как «кроссадо эль пасо» или «пассо крусар», не меньше!

Но это сейчас мне смешно, а тогда обилие непонятных слов, звучащих во всех сторон, и регулярные кичливые выкрики: «Ну это же продвинутый уровень» создавали гнетущую атмосферу.

Максу эти выкрики тоже надоели и он попытался образумить группу:

– Какая разница, как называть движение? Я его показываю, и если вы его знаете — идем дальше!

Максу покивали, но не образумились…

Какой-то парень задал вопрос, и адвансеры накинулись на него:

– Это же продвинутый уровень, а вы такое спрашиваете!

Не знаю, как чувствовал себя этот парень,  а мне захотелось кого-нибудь стукнуть выйти в зал для начинашек.

Максут тем временем  продолжал занятие. Во главу угла была поставлена музыкальность, и после непродолжительных теоретических выкладов, мы перешли к изучению… связки.

Признаюсь честно, для меня это было дико: музыкальность в кизомбе объясняется на примере строго детерминированной связки, жестко привязанной к определенному моменту (!) одного единственного (sic!) трека. Более того, позже я узнал, что такая практика — в порядке вещей.

Небольшое отступление о том, как я учился музыкальности в кизомбе

Как же я жалею, что недостаточно подробно описал в свое время занятие по ритмике и музыкальности в кизомбе у Ромарика и Лены! То самое первое занятие дало мне очень много, и я еще не говорю про то, что и на других занятиях по кизомбе в РеSпублике мы не раз делали отступления и возвращения на тему музыкальности, которыми Ромарик преследовал нас на всех зимних занятиях!

Ромарик и Лена никогда не заставляли нас заучивать готовые связки под конкретные треки, они давали нам упражнения, при выполнении которых мы учились (далеко не сразу) подбирать такие движения, которые бы резонировали с музыкой. Конечно, поначалу у нас получалсь просто каша, но зато потом мы могли «пропустить музыку через себя и выплеснуть ее в танце», а не просто повторять заученные наборы мышечных сокращений, как роботы. Я не случайно зачеркнул «как роботы», потому что в современной робототехнике даже у роботов не принято действовать по жесткой программе. Даже долбанные куски железа и пластика учатся адаптироваться и соответствовать окружающей среде! Так неужели танцоры хуже?

Кто знает, быть может, посетив миллион семинаров по музыкальности и выучив миллион связок, танцор рано или поздно сможет самостоятельно обобщить накопленный материал и вычленить те простые и короткие правила, соблюдая которые можно танцевать ритмически и мелодически верно. Но не проще ли преподавателям сразу дать эти правила и научить ими пользоваться.

Стоп, тут я лукавлю. На всех мастерсах по музыкальности, на которых я побывал на Нашествии (а я старался не пропустить ни одного из них), эти самые «правила музыкальности» звучали. Причем даже формулировки у разных преподов были схожи. Не было другого — не было связующего звена между сухой теорией и мокрой сочной практикой.

Вернувшись с «Нашествия» я очень жалел, что ростовчанам не было предоставлено ни одного часа «музыкальности». Ведь если их упражнения и подход помогли мне, то они могли бы помочь и другим.

Возвращаемся к мастер-классу Максута и Лены

Что касается самой связки — то она была весьма интересной и довольно сложной: тут нужно было и вести хорошо, и вес переносить правильно, и таращить бедра партнерши как следует. Рваный ритм шагов — так характерный для кизомбы. В общем в связке было все, на чем можно споткнуться. И мы спотыкались. Тут же бахвальствую «адвансеров» пришел конец. Сложно кичиться продвинутой терминологией, если не попадаешь в такт или не доносишь вес, а сам пришел на продвинутый уровень! 😉

После начала разучивания связки, не было слышно ни одного хвастливого слова по поводу уровня, и ни одной подколки в чей-нибудь адрес. Ни на этом уроке, ни в следующие три дня.

Что касается меня самого, то подавленное настроение после терминологических баталий усилилось неудачами в танцевании. За те две недели, что прошли с занятия и вечеринки в РеSпублике, я подзабыл кое-что старое, а тут еще и новое давалось с трудом.

Связка давалась мне с таким скрипом, который способны издавать только старые советские качели в районе Припяти, не смазывавшиеся с момента своего появления на свет от союза сварочного аппарата и отбраковки трубопрокатного цеха.

Под самый конец занятия, смены партнеров привели меня к Лене Магалинской — кизомба-диджею из Минска. И хотя  до этого мы общались мало, и только в интернете, мне стало стыдно, что сейчас я так паршиво ее поведу.

Неуверенность — худший помощник в деле ведущего, а потому повел я весьма посредственно. Но вопреки моим ожиданиям, Лена не пособолезновала молча своему убитому на меня времени, а засыпала мое ведение похвалами и словами одобрения!

Я не знал, чему верить — ее словам, или своим ощущениям? Была ли это честная оценка по заслугам, или наглая ложь проявление вежливости? И хотя холодный голос разума настаивал на последнем, все же Ленина поддержка поправила мою растоптанную самооценку, за что ей огромное спасибо.

Впрочем, несмотря ни на какие похвалы, я решил что второй час проведу в зале для новичков. Еще бы, ведь там был преподаватель из Португалии Hugo Moara.

Позже в личной беседе я выяснил, что Уго не португалец — он родился и вырос в Анголе, но для кизомбиста это даже круче!

Первый день, второй час

Hugo Moara: Ведение в кизомбе

Не знаю, какого волшебства я ждал от препода из Португалии. В отечественном кизомба-сообществе португальских танцоров часто идеализируют. Так что выбирал куда пойти я не долго.

Танцует Уго классно и очень аутентично. Но преподает… очень неторопливо. Он берет что-то одно и разжевывает до тех пор, пока все не поймут, пока ты не начнешь ненавидеть это. А потом повторяет еще несколько раз.

На первом часе я думал, что Уго будет пользоваться правилом «повторение — мать учения» только на занятиях у новичков. Но позже выяснил, что и на средних и продвинутых уровнях он не очень спешит.

Такой темп занятия уместен на регулярных занятиях, когда учителю важно, чтобы все (или подавляющее большинство хотя бы) взяли тот или иной материал. А на мастер-классах обычно дают концентрат знаний, отрабатывать которые людям предстоит самостоятельно в более спокойной обстановке.

Целый час мы потратили за изучение очень-очень упрощенных вариантов мужского и женского выхода. Причем начали с женского. Почему всегда начинают с женского? Ведь мужской проще! Или это только мне так кажется?

Упрощения дошли до того, что обе саиды (выхода) превратились во что-то линейно-прямоугольное. Как на флоте, где все должно быть параллельно или перпендикулярно, и никак иначе.


Hugo Moara — кизомба, начинающий уровень

Уго вел занятие на английском языке. Он сам не очень хорошо им владеет… а уж наши! В «лучших совковых традициях», половина зала не понимала ни единого слова, а вторая половина усиленно напрягала мозги.

Так и не дождавшись чего-нибудь интересного для меня, я покинул класс Уго, и отправился к Кристине и Андрею.

Кристина Шаталова и Андрей Жулид: Фишки и стайлинг в кизомбе (средний уровень)

К сожалению я успел лишь под самую завязочку занятия, выхватил камеру и записал финальную связочку.


Кристина Шаталова и Андрей Жулид: связка под счет


Кристина Шаталова и Андрей Жулид: связка под музыку

Связка мне понравилась, хотя местами я не совсем понимаю, как вести в те или иные движения неподготовленную к этому партнершу. К сожалению с занятиям Кристины и Андрея мне упорно не везло и я вечно их пропускал. А компенсировал это досадное упущение лишь тем, что на вечеринках охотился на Кристину и приглашал ее так часто, как только позволяют это делать неписанные правила танцевального этикета. Что ж, я уже знаю, на чьи уроки я побегу первым делом через год.

Ромарик Нзомвита и Елена Карюкова:  таращинья в кизомбе (продвинутый уровень)

На перерыве заняться было нечем, и я пошел искать своих. Лена с Ромариком тем временем думать не думали о перерыве, а упорно продолжали обучать народ таращще. А народ и не возражал.


Таращинья от Ромарика и Елены

Покрутившись вокруг да около, я тоже немного потаращился с милой фотографшей, а там уже и время обеденного перерыва настало.

Первый день, третий час

Первым делом я отправился к Андрею и Кристине на «Кизомба: базовый уровень», но там было очень многолюдно, душно и скучно и я стал думать, куда бы податься. К Уго я решил ходить только на продвинутые уровни (а сейчас он давал средний уровень), ибо подозревал, что вместо упрощенной саиды теперь пришло время «чачи». И тут я нарушил данное самому себе обещание не посещать уроки моих преподов.

Ромарик и Елена: поддержки в кизомбе

Так как ростовское занятие по поддержкам выпало на день семинаров Алексея Семененко (спойлер: 23-24 марта он снова будет в Ростове! И там же и тогда же пройдет «кизомба-интенсив» Не пропустите!), и все были слишком уставшие, то теперь на свежую голову поддержки воспринимались получше. Вообще-то я не большой фанат поддержек вообще и в кизомбе в частности. Но «уметь, а делать редко» сильно отличается от «не уметь и не одобрять», поэтому я с удовольствием включился в учебный процесс.

Как обычно несказанная благодарность партнершам, на которых вся эта акробатика отрабатывалась. И хотя за последний месяц-другой я сделал на вечеринках не более трех поддержек, я рад что научился их делать. По крайней мере, ролики на ютубе не будут навевать ощущение неполноценности;)


Ромарик и Елена показывают поддержки под счет — часть 1


Ромарик и Елена показывают поддержки под счет — часть 2


Ромарик и Елена показывают поддержки под счет — часть 3

Первый день, четвертый час

Читали сказку про богатыря на распутье? Выбор предстоял серьезный:

  • Кизомба: музыкальность (базовый уровень) Илья и Надин;
  • Кизомба: музыкальность (средний уровень) Александр и Александра;
  • Кизомба: техника импровизации (продвинутый уровень) Макс и Лена.

Больше всего я разрывался между двумя музыкальностями. Поразмышляв немного, решил начинать с базового уровня и смело зашел к Илье и Надин.

Кизомба: музыкальность (базовый уровень) Илья и Надин

Начало занятия мне очень понравилось. Мы сидели на полу (это был четвертый мастер класс после моего приезда в столицу, так что просто сидеть на полу было уже в кайф!) и слушали лекцию.

Вначале речь пошла о том, что длительность музыкальных фраз в кизомбе всегда 2-4 «восьмерки». Судя по реакции в зале, для многих это стало откровением, и преподаватели решили закрепить эффект на практике — включали то одни то другие песни и заставляли нас находить начала и окончания музыкальных фраз и переходы между ними. Как и следовало ожидать, справились с этим все довольно легко.

Илья и Надин старались не терять внимание уставших людей и активно включали нас в дискуссию: задавали вопросы в духе: «А как можно обыгрывать музыку в кизомбе?»

Ответы были примерно такими:

  • Обыгрывание основными шагами;
  • Замедления на лирических проигрышах;
  • Ускорения на «рубилове»;
  • «чача» и прочие быстрые шаги на синкопах;
  • Замирания на паузах;
  • Обыгрывание вокала и/или инструментов;
  • Таращинья;

Затем преподы перешли к подробному рассмотрению каждого из этих пунктов, и я заподозрил, что ничего нового к списку уже не добавится, и пошел на музыкальность среднего уровня.

Кизомба: музыкальность (средний уровень) Александр и Александра

Не знаю, с чего началось занятие, но я зашел, когда Александр вел речь о замедлениях в танце во время замедления музыки. Очень подробно. С примерами и лирическими отступлениями, «Сашки» разжевывали тему замедления на проигрышах и ускорения на «рубилове».

Я терпеливо ждал продолжения, но его все не было и не было. По подробности изложения Александр решил в этот раз поконкурировать с Уго. Взгляд на часы подсказал мне, что занятие скоро вообще закончится, и я пошел любопытствовать в третий зал.


Алек и Алекс: музыкальность в кизомбе
(видео беззастенчиво стырено у Nathalie Obolenskaya)

После прочтения моего отчета у кого-то может сложиться впечатление, что эти два урока мне не понравились. Но это не так. И у Нади с Ильей и у Сашек были очень полезные лекции. И то, что я эту теорию уже знал раньше, вовсе не означает, что эта теория никому не нужна. Я ждал еще каких-то сакральных знаний о музыкальности, но теперь могу предоположить, что другого ничего больше и нет. Ну разве что можно углубиться в партитуры кизомбических треков, но для этого нужно быть задротом кизомбы иметь хорошее музыкальное образование.

Чего я ждал, но так и не дождался на уроках по музыкальности? Так это, как я уже писал выше, плавного перехода от теории к практике. Не связок, а упражнений, которые бы учили людей импровизировать. К сожалению ничего подобного на «Нашествии» в этот раз не было. Надеюсь — будет в следующий.

Кизомба: техника импровизации (продвинутый уровень) Макс и Лена

А вот тут творилось что-то неординарное! Наконец-таки я увидел то, чего так ждал — упражнений, обучающих людей импровизировать на танцполе, подстраиваться под ведение партнеров и прочее и прочее. Судя по всему, в течении занятия группа разобрала несколько фигур. Потом группа была поделена на четыре части. Каждая подгруппа подготовила свой шоу-номер из изученных фигур в той последовательности, как им самим этого захотелось.

Выступали по очереди (типа соревнование, а на самом деле — тренинг «не бояться середины»), а потом… менялись партнершами. Прямо вот так вот группами. Попав в другую группу, девочки должны были танцевать неизвестную им последовательность, ориентируясь только на ведение партнеров. А парни должны были вести так, чтобы девушки их понимали, ведь им были знакомы отдельные фигуры, но не последовательность!

Конечно, я в этом безумстве празднике жизни не участвовал, ведь я не знал, какие именно фигуры можно использовать в этом тренинге, но зато я с удовольствием отметил сам факт тренинга по импровизации! Это здорово! Спасибо Максуту и Лене!


Фрагмент тренинга по импровизации в кизомбе

Первый день, анимация

Как я уже недавно писал, я не большой любитель участвовать в анимациях (особенно после дороги и четырех мастерсов), хотя посмотреть всегда рад. В этот раз Надежда Кузьмина и Андрей Жулид решили развлечь публику активной тушко-тряской.

И хотя «Носа-Носа» сидит у меня в печенках еще после подготовки к «Уличным танцам», менее пресытившиеся танцоры весело и беззаботно отрывались под этот хит 2012 года. Андрей заводил толпу так, что профессиональным аниматорам стоило бы поучиться.


Фрагмент носа-носа-анимации от Андрея Жулид

Но вот на смену безшабашным пляскам пришел афро-хаус. Надин выбор пришелся мне по душе, ведь если «Нашествие» посвящено изучению танца, зародившегося в Центральной Африке (споры о первенстве Анголы/Кабо-Верде и прочих участников забега отложим на часок), то весьма кстати познакомить танцоров и с другими африканскими танцами.


Афро-хаус-анимация от Надежды Кузьминой


Еще фрагмент афро-хаус-анимации от Надежды Кузьминой

Я так привык к афро-хаусу и прочим кудурам в исполнении Ромарика Нзомвита, что данная анимация вызвала у меня смешанные чувства. С одной стороны, я понимал, что на танцплощадке такие же бледнолицые, как и я сам, а значит ждать аутентичности исполнения не следует, с другой стороны, упрощение пластики и «русификация» вытравили из танца всю Африку.

Я начинаю понимать, почему те сальсеро, кому довелось познакомиться с настоящей Карибской сальсой или Доминиканской бачатой так агрессивно относятся к «сальса эль руссо» или «европеан бачата». Ни в коем случае не хочу никого обидеть, но данная анимация выглядела для меня  скорее как пародия, чем как погружение в культуру. Думаю те, кто присутствовал в воскресенье на мини-погружении в конголезские танцы и кудуро меня поймут. Вспомнились слова одной очаровательной сальсеры: «Как жаль, что Ромарика нельзя отксерокопировать, чтобы всем хватило»)))

Еще раз повторюсь: я не хочу никого обидеть. Не каждому «повезло» родиться и вырасти в Африке, в то же время афро-хаус для нас скорее прикольное развлечение, чем танец, требующий серьезного изучения (в отличие от кизомбы, например), так что вряд ли кому-то захочется тратить кучу времени и сил на достижение аутентичности в этом направлении.

С другой стороны, человек, вызвавшийся впервые познакомить людей с какой-то культурой, должен осознавать всю возлагаемую на него ответственность. Первое впечатление — самое сильное. Люди долго будут ассоциировать этот танец с тем, каким они его увидели впервые, и… возможно даже не предпримут попыток увидеть его второй раз. Так что если вы хотите просто повеселить народ, и не заморачиваться с культурно-хореографическими тонкостями (особенно в присутствии двух носителей этой культуры), то  «Носа-Носа» самое то.

Первый день. История кизомбы (музыки и танца). Современная кизомба. Стили

Все собравшиеся расселись на полу в самом большом зале. Преподаватели, перебивая друг друга, рассказывали различные версии происхождения кизомбы — как музыки, так и танца. И хотя все эти версии давно гуляют по интернету, живым и заслуженным преподавателям доверия больше, чем непонятным веб-сайтам, поэтому слушали мы очень внимательно.

Постепенно мнения разделились. Кто-то ратовал за Ангольскую версию происхождения кизомбы, а кто-то переносил место рождения на Кабо-Верде. Параллельно вырисовывалась запутанная картина взаимных влияний самых разных танцев друг на друга. Горячие споры горячих танцоров — это надо было видеть)

Спорщики нередко ссылались на «авторитетные истончики» вроде слов ребят из «Afrolatin Connection». Это было более чем странно, ведь афролатины не только не являются native-kizomba, но и не являются учеными-культурологами, которые могли бы выступать в качестве экспертов по этим вопросам.

Зато в зале присутствовало сразу два native-kizomba — Ромарик и Уго. Ромарик не мог вставить ни словечка, и лишь сокрушенно качал головой. Уго вообще ничего не понимал до тех пор, пока Александра Стел не подсела к нему и не начала на ушко переводить основополагающие моменты. Так же на ушко Hugo рассказывал ей свое мнение. В какой-то момент Сашка не выдержала:

– Ребята! У нас в зале есть Уго и Ромарик! Почему их мнение никто не спрашивает?

Как гром среди ясного неба прозвучал этот возглас. Для начала слово предоставили Уго.

– Перевод нужен? — спросила Саша из вежливости. И это была роковая ошибка.

– Да! – крикнул кто-то, и выступление Уго было угроблено.

Мало того что перевод в два раза растягивает монолог выступающего, так еще и паузы между фразами оратора и переводчика — идеально подходят чтобы вклиниться в разговор со своим «единственно важным мнением». В итоге Уго успел произнести только пару предложений, Александра перевела их, и инициатива была потеряна.

Когда споры вокруг возникновения кизомбы более-менее улеглись (но это вовсе не значит, что все пришли к единому мнению, скорее просто устали спорить), Надя предложила задавать вопросы.

Тут я очень невовремя встрял. Дело в том, что меня бесит растиражированная по сайтам и форумам гипотеза о том, что кизомба возникла из танго. И хватило же мне ума задать вопрос об отношении к этой гипотизе.

Признаться, я бы вполне удовлетворился ответом в духе: «Плюнь в лицо тому, кто говорит что кизомба произошла из танго», ну или хотя бы: «Взаимное влияние различных танцев в процессе развития неизбежно, однако нет причин считать, что танго так или иначе повлияло на само зарождение кизомбы.» В обои случаях ответ занимал бы меньше минуты. Но что тут началось!

Выступающие усиленно погружались в глубину веков, закапываясь все дальше и дальше в ворох непонятных и нигде не описанных культурологических процессов. В какой-то момент я услышал фразу: «Танго насчитывает три столетия истории и уходит корнями в Африку», и мысленно попращался с красивой и развратной версией о происхождении танго в борделях Буэнос-Айреса в начале XX века. К счастью, в зале нашлись специалисты по танго, которые уточнили, что из Африки пришло слово «танго», а не сам танец… но в трехсотлетней истории похоже кроме меня никто не сомневался.

В какой-то момент Максут выдал свое коронное:

– Да какая вам разница! Неужели от этого поменяется ваш танец?

Казалось бы, дискуссии пришел конец.. но не сразу.

Реко-Реко (Reco-Reco)

Реко-Реко (Reco-Reco)

Когда волны догадок и гипотез вновь утихомирились, Елена Магалинская, известная как DJ Mega’n’Sheep рассказала коротко и ясно о характерных отличиях сембы и кизомбы, а так же о том, какие два инструмента всегда присутствуют в традиционной сембе: реко-реко и аккордеон.

– Вот это действительно интересно и полезно знать! — отметил Максут.

На том порешили, что следующая «конференция» будет посвящена музыкальным особенностям, и что выступать будет Лена Магалинская.

Первый день. Лекция/дискуссия для преподавателей

Несмотря на то, что лекция должна была начаться вместе с вечеринкой в 10 вечера, никто никуда не спешил. Поэтому я успел немного потанцевать.

Но вот наконец-таки мы  собрались в отдельном зале и кое-как расселись. Нас оказалось гораздо больше, чем стульев, чем можно было бы ожидать. И это радует (а за стульями мы потом сходили в раздевалку).

Вместо лекций для преподавателей, получились жаркие дискуссии. Вообще преподаватели — это люди, которые привыкли много говорить, когда все остальные внимательно их слушают. А танцоры — это люди, которые привыкли быть в центре внимания. Так что когда вся аудитория состоит из преподавателей-танцоров, то начинается кавардак!

Порой мне хотелось воспользоваться своим богатым опытом проведения научных конференций и взять на себя роль блюстителя порядка и коррдинатора выступлений. Поверьте, ученые-лекторы — народец даже более болтливый, чем хореографы. Но со своим уставом в чужой монастырь не лезут, и  я молчал.

Когда у меня возникали вопросы, я тщетно поднимал руку. Рядом сидел Ромарик, и тоже поднимал руку. Но эта штука здесь не работала! Я улыбнулся про себя: «Два аспиранта — мы подсознательно пользуемся этикетом научного сообщества даже в танцевальной тусовке».

Ромарика все-таки выслушали, и это подарило мне надежду. ТО слева, то справа раздавались робкие голоса:

Вон тот молодой человек хотел что-то спросить.

Учитывая. что все присутствующие обращались друг к другу по именам, это тыканье-молодочеловеканье меня задело. Ладно бы мы были незнакомы, но ведь с каждым я много общался как о нашествии, так и о кизомбе вообще. Как минимум — при подготовке статьи «Чего ждать от кизомба-нашествия».

Так что, когда «вон тому молодому человеку» дали слово, я начал  с того, что громко и подробно представился.

– Так вот как выглядит Донат, – сказала Надя. Все стали смеяться и чуть ли не аплодировать

Уже после лекции Hope November призналась, что тоже не узнала меня. Да и после «Нашествия» многочисленные зафрендившие меня ребята и девчата признавались, что знали меня по сетевой жизни, но не связывали с той физиономией, с которой я крутился на «Нашествии».

Вот что бывает, если не менять аватарку в соц.сети с момента регистрации:)

аватарка

Неужели я не похож на свою аватарку? 😉

Первый день: вечеринка на Старом Арбате

Первое, чем поразила меня кизомба-вечеринка на «Нашествии» — так это ужасной теснотой на танцполе.

Кизомба-Нашествие вечеринка

Танцпол с высоты птичьего полета балкона

Второе, чем меня поразила эта вечеринка — никого кроме меня эта теснота не смущала! Когда я кому-нибудь жаловался на то, что в зале не протолкнуться, мне отвечали: «Ты еще не был на кизомба-фестивалях в Европе! Вот там тесно, а тут просторно!»

Также выяснилось, что на кизомба-фестивалях в порядке вещей тацневать по несколько треков подряд с одной партнершей:

– Пока друг к другу привыкните, уже и трек пройдет, а расставшись в толпе танцоров, есть шанс в этот вечер уже не пересечься! – объясняли мне девчонки.

Третий сюрприз: работа диджеев Marsel и Mega’n’Sheep. Впервые я слышал, что диджей не просто скидывает имеющиеся треки в плейлист и настраивает эквалайзер, но еще и сводит музыку. Не клубешниковый туц-туц-шум, а музыку! В результате, треки не заканчиваются и не начинаются.  Если вам знакомо грустное чувство: «Ну, вот, музыка заканчивается, надо останавливаться», — то здесь о нем можно было забыть. Ощущение полета, кизомба нон-стоп, кизомба, уходящая в бесконечность… Это было особенно удобно в свете правила про танцевание нескольких треков подряд;)

Я много танцевал — и сам приглашал, и меня приглашали, но с кизомбой у меня явно не ладилось. Я всегда знал что слишком размашисто шагаю в танце и всегда старался шагать покомпактнее, но я даже представить себе не мог НАСКОЛЬКО  КОМПАКТНО надо шагать!

Разочаровавшись было в своих кизомба-навыках, я отрпавился во второй зал, где танцевали сальсу и бачату. Покасинив от души и снова поймав праздничное расопложение духа, я вернулся в основной зал (В отличие от вечеринок в РеSпублике, здесь основным был зал кизомбы), и почти сразу пригласил Алекс Стел!

Александра Стел

Алекс Стел мило улыбается, потому что не знает, что через пару секунд ее пригласит партнер, не првыкший танцевать в такой тесноте;)

Не хочу обидеть других партнерш, с которыми я танцевал до этого, но кизомба с Алесандрой заслуживает особого упоминания. Только в этом танце вечеринка началась для меня по-настоящему.

По пути в Москву я делал в блокноте пометки на популярную нынче тему «Чего партнер ждет от партнерши». Теперь те листы можно сжечь, из пепла сделать чернила и написать ими: «Просто потанцуйте с Александрой». Женственная, легкая, эмоциональная, немного импульсивная — она чутко реагирует на каждое движение в танце, и от этого хочется танцевать еще лучше. Вот тут, как никогда прежде, пригодилось новое для меня правило: «на кизомба-фестивалях можно танцевать по несколько треков подряд!»;)

Тем временем ночь стремительно заканчивалась и не менее стремительно приближалось утро, а вместе с ним и на танцполе становилось просторнее, что моей кизомбе шло только на руку.

В четвертом часу друзья уговорили меня переодеваться и садиться в такси. Всю дорогу Ромарик жаловался на то, как он не выспался за последние трое суток, и как сладко и крепко он заснет сразу же по приезду в хостел.

Попрощавшись с друзьями, я отправился в свое крыло. Засел за комп проверять почту. Вдруг в коридоре появляется Ромарик.

– Ты же спать собирался?! – удивился я.
– Я в твоем рюкзаке вещи забыл, а ты что, уже отчет пишешь?
– Нет еще, — я засмеялся — может чайку бахнем? – продолжил из вежливости, прикрасно понимая, что моему другу сейчас гораздо важнее поспать.
– А давай!

Так, вместо заслуженного отдыха, мы с Ромаричком засели на кухне гонять чаи и обмениваться впечатлениями и наблюдениями почти до самого утра.

День второй

Все продукты я оставил у Ростовчан, но они спали. К счастью, неподалеку были кафешки «Муму» и «Грабли», так что с питанием проблем не возникало. Свежий и бодрый, после 4-х часового сна, я завалился в зал… и увидел там одиноко скучающего Уго. И никого больше! Разве что  еще уборщица, явно не понимающая по-русски, мыла полы.

Пошутили с Уго про тех, кто сейчас отсыпается после вечеринки, поболтали о методиках преподавания кизомбы и о том, как относятся люди к кизомбе у нас и у них. А тем временем уже и другие ученики подошли.

В отличие от первого дня, когда я не столько учился, сколько изучал преподавателей, сейчас я решил не метаться по залам, а проходить уроки от начала до конца.

Второй день. Первый час

Не раздумывая я отправился на «продвинутый уровень» от анголо-португальца Уго Моара. И не пожалел! В отличие от занятия для новичков, он не показывал упрощенные версии очевидных вещей, а давал милую и изящную фигурку.

Правда, в свойственной ему манере, он растянул изучение этой фигурки на целый час. Зато на вечеринке я с огромным удовольствием эту фигурку делал к месту и не очень. Выглядит она правда классно, а технически, если разобраться, не очень-то и сложна.

Хотя.. на самом занятии она у меня получалась паршиво, и я сам себя удивил, когда на вечеринке сделал ее легко и непринужденно. Один раз, второй, третий. Наверное ни одна танцевавшая со мной вечером партнерша не избежала участия в этой фигуре — так она мне приглянулась.


Связка от Уго Моара под счет.
Точнее без счета, потому что Уго отказался считать вслух на камеры


Связка от Уго Моара под музыку.

Второй день. Второй час

Макс и Лена: таращинья (начинающий уровень)

Набаловавшись вдоволь продвинутыми уровнями, я решил вернуться к базе. Вот так меня лихорадило: из 33 семинаров я посетил только один «средний уровень», все остальное время метался между основами основ и крутыми штуками.

Подход к тараще у Макса и Лены отличался от ростовского, поэтому мне было интересно и не просто. Как обычно, возникали сложности во взаимодействии  с партнершами, которые не всегда рады были ощущать манипуляции в непосредственной близости к своим бедрам. Как всегда не обходилось без шуток и подколок от Макса.

В общем, время пролетело незаметно.

Второй день. Третий час

Илья и Надин: Кизомба. Способы обыгрывания музыки (продвинутый уровень)

То что у минчан на базовом и среднем уровнях называлось музыкальностью, у москвичей на продвинутом уровне получило название обыгрыванием музыки. Я так и не понял, в чем же разница. Теоретическая часть точно такая же. А на практической части я вспомнил самый первый час первого дня — когда музыкальность обыгрывалась на уровне связки под конкретный трек.

Вот только связка и трек были подобраны такими, что начинать можно было не только со вступления, но в принципе с любого места. И звяканье колокольчика удачно попадало на выталкивание партнерши из мини-поддержки. Ну и тот же колокольчик позвякивал в момент, когда партнерше приходится крутануть тазиком в «тараще».


Связка от Ильи и Надин на семинаре по музыкальности в кизомбе

Второй день. Четвертый час

Hugo Moara: advanced level.

На этом занятии Hugo давал связку, в которой партнер активно переставляет ноги партерши… своими ногами. Не буду даже пытаться объяснить это на словах, смотрите видео.


Hugo Moara and Nina Shevchenko (by count)

Есть у меня дуратская привычка: после прослушивания речи на английском, я  не сразу переключаюсь на русский. Особенно сильно эта моя черта проявляется после попыток поддерживать диалог.  Вот и на занятиях Уго,  я то и дело ляпал что-нибудь английское своим соотечественницам.


Hugo Moara and Nina Shevchenko (by music)

Так, при смене партнеров я могу сказать «Thank you» вместо «Спасибо»,  а наступив на ногу говорил «Sorry» а не «Куда ты прешься?! Извините!»

Разумеется, со стороны это выглядело глупо. Девушки ехидно улыбались, а некоторые даже отпускали шуточки в духе: «I can speak Russian, it’s not a problem»😉

Дошло даже до того, что в конце фотографирования, когда я на ломанном английском попытался объяснить группе преподавателей, что я хочу от них, Макс спрсоил:

– А почему на английском?

Услышав это замечание (уже не в первый раз за эти три дня!), я впал в такой ступор, что забыл тщательно заготовленную речь и только молча ткнул пальцем в сторону Уго. Макс засмеялся, а я так и не смог собраться с мыслями и продолжить начатое.

Вообще что касается языков, то пора уже бывшим совкам пересавать быть совками. Мне было стыдно перед Уго за то, что в столичном метрополитене надписи и схемы не продублированы на английском, мне было стыдно, что расписание занятий было доступно только в русской версии. Хорошо что ребята из Беларуси и Казахстана свободно владеют русским, но раз уж замахнулись на международный фестиваль, то стоило использовать международный язык не только в слогане: «We speak kizomba».

Поделюсь своими наблюдениями о занятиях Уго (а я посетил их почти все):

  1. Наши отечественные преподы ничуть не уступают европейским. Точнее, если избегать обобщений (я знаком лишь с преподаванием Уго), они не уступают самому Уго. По крайней мере по уровню преподавания. Танцует Уго очень клево и аутентично, здесь с ним тягаться может только Ромарик — два native-kizomba-speaking (по аналогии со слоганом Нашествия: We speak kizomba) ушли в плане танцевания далеко вперед от бледнолицых
  2. Подход к преподаванию у Уго несколько отличается от подходов наших соотечественников. В кулуарах я много расспрашивал его о методике преподавания и мог бы написать отдельную статью, но вряд ли кому-то это интересно. А кому интересно — тот наверняка сам побывал на семинарах Уго и сделал свои выводы.

Второй день. Анимация: Кудуро, конголезские танцы (Ромарик Нзомвита)

На анимацию надо было перейти через двор в дальний зал. И пока все желающие подтягивались, Alex&Alex устроили небольшую бесиловко-разминку.


Веселая семба

Но вот уже все в сборе и Ромарик начал мини-погружение в культуру центрально-африканских танцев. Заскучавший было Уго так обрадовался, увидев родные танцы в качественном исполнении, что принялся аплодировать Ромарику, а потом схватил фотоаппарат и стал записывать все на видео.

Несмотря на то, что танцевальные движения мало у кого получались, в зале царила атмосфера радости и веселья.

Второй день. Кизомба вчера и сегодня. Аутентичность. Кизомба сообщество. Музыкальные отлчия кизомбы, сембы, зука. О сембе. Таращинья.

Несмотря на многословное название, лекцию для преподавателей дружно решили перенести на следующий день и отправляться ужинать и готовиться к вечеринке

Второй день. Концерт Cuba jum + Вечеринка

Вот они – столичные вечеринки – в дверях клуба можно столкнуться с Yoandy Villaurrutia, в курилке споткнуться о Бориса Эча, рассевшегося на полу, чтобы поговорить по телефону, а на танцполе – потанцевать с Марией Павленко. Те, кого прежде видел лишь на ютубе, собрались в одном зале.

Впервые я присутствовал на сальса-концерте. Впервые видел, как сальса рождается из вибрации барабанов, труб, голосовых связок и сердец.

У сцены стояли и слушали, немного пританцовывая. А в глубине зала танцевали и веселились, немного слушая.

Потом было выступление двух девушек Оли и Насти:

И еще одна анимация от Андрея Жулид  и Кристины Шаталовой.

Ну а потом началась кизомба с небольшими вкраплениями сальсы и бачаты.

Только на этой вечеринке я по настоящему насладился кизомбой. Ведь теперь теснота на танцполе была мне уже не в диковинку, да и со многими девушками успел познакомиться поближе. Конечно же, первым делом я пригласил Alex Stel – и на кизомбу, и даже на сальсу. А потом… потом как-то незаметно пролетело время и пришлось уезжать в хостел.

День третий

Третий день. Первый час

Я люблю сембу, хоть толком и не умею танцевать. Первые два дня я игнорировал мастер-классы по сембе, но теперь решил наверствывать упущенное и отправился на занятие к Hugo.

Уго давал две поддержки. Первую я хорошо помнил по ростовским занятиям. А вот вторая была лишь отдаленно похожа на то, что я знал и делал раньше. У меня с Уго возникли недопонимания насчет ведения в «затяжную чачу» — назовем это так – длительное выполнение синкопированных шагов. Он предлагал «приподнять партнершу», а я – «вести ее прежде, чем она успеет перенести вес полностью на ту ногу, что расположена по направлению движения»… Потом пришел Ромарик и стал доказывать мне, что Уго говорит примерно о том же самом, просто другими словами.  Это меня окончательно запутало. Но потом я решил – что раз разные партнерши идут у меня в эту фигуру, то заморачиваться особо не стоит.

Третий день. Второй час

Ромарик Нзомвита и Елена Карюкова: Кизомба – начинающий уровень

Наверное, многие новички были удивлены, почему это под самую завязку фестиваля им опять дают основы основ. Они-то уже успели многое попробовать и прикоснуться к серьезным фигурам. Но вскоре все недоумения были ликвидированы: Ромарик и Лена объясняли не то, какой ногой шагать на основных шагах, а то, как вообще надо шагать в кизомбе, чтобы не было проблем ни с ведением, ни с ведомостью, ни с чем другим.

Употребляя ростовскую терминологию: «кач и «И»». Я так стебался над любителями заумной терминологии, а сам использую обозначения, понятные лишь присутствовавшим на мастер-классах Ромарика и Лены.

Третий день. Третий час

Елена Карюкова: Афро-джаз Контактная импровизация

Контактная импровизация — штука классная. Казалось бы, она не имеет прямого отношения к кизомбе. Но это лишь на первый взгляд. После таких тренингов партнеры и партнерши лучше понимают друг друга в танце, а пары реже сталкиваются на танцполе. Но у меня сил заниматься уже не было.

Не то что бы я не выспался или устал физически — я все-таки парень крепкий… но мозг уже был перегружен новой информацией, и к восприятию новшеств был не способен. Я уселся в углу и, в пол уха слушая Лену Карюкову и Ромарика Нзомвита, делал заметки для этого отчета в блокнот. Рядом со мной присела стройная блондиночка. Мы пересекались с ней на семинарах, и еще тогда я заметил в ней хорошую хореографическую подготовку, выправку сальсеры и строий взгляд препода. И как потом оказалось -я не ошибся ни по одному пункту: действительно опытная танцовщица, действительно сальсера, и работает в студии, чье название гремит далеко за пределами столицы.

– Ты что, ведешь конспект занятия? – спросила она ни то с удивлением, ни то с подозрением.
– Нет,  – в этот момент я пожалел, что не догадался вести конспект, как делал это на МК Алексея Семиненко в Ростове, – я делаю заметки для отчета на сайте www.salsa-tagano.ru
– Я хочу почитать эту заметочку.
– Ок, – ответил я, а сам подумал: «Ага, ма-а-а-а-аленькую заметочку»
– А ты был на семинаре Максута и Лены «Гармония в паре»?
– Нет, я в это время учил сембу у Hugo.
– Очень жаль. Ты обязательно должен написать об этом в своей статье!

И Нина рассказала мне о том занятии. В данном отчете вы видите лишь восстановленный по смутным воспоминаниям пересказ пересказа, так что правило испорченного телефона наверняка сыграло против достоверности цитат и вообще.. так что дальнейший отрывок вы читаете на свой страх и риск:

Восстановленное по памяти с пересказов описание занятия Максута и Лены «Кизомба: гармония в паре — продвинутый уровень»

Макс и Лена попросили ребят потанцевать, а затем им задали вопрос с подковыркой:

– Девушки, кто из вас получил удовольствие от этого танца? А кто получил удовольствие от танцев вчера на вечеринке?

Поднимались робкие руки, но доверия этим дрожащим конечностям особо не было.

– Когда я иду танцевать кизомбу, – говорила Лена, – я не просто кладу руку на плечо партнера, я обнимаю его.
– Прежде, чем  танцевать кизомбу, давайте учиться обнимать,
– продолжил Максут.

И ребята принялись обниматься по двое, по трое и мелкими группами. Тем временем Макс и Лена говорили что-то трогательное и душещипательное о том. какими бывают объятия. Девушки, и даже юноши, так растрогались, что по щекам поползли слезы.

А потом была кизомба. И не надо спрашивать, скольким она запала в душу!

Этика и эротика в Кизомбе. Пространные рассуждения

Закончив свой рассказ, моя собеседница решила поделиться собственными впечатлениями. А я — своими. Слово за слово, мы ушли в болезненную для кизомбистов тему: люди, далекие от парных танцев, нередко воспринимают кизомбу, как нечно эротико-порнографическое. Они часто считают (и считают своим долгом громко делиться своими заблуждениями) что кизомбят лишь те, кому в жизни не хватает секса.

Справедливости ради, некоторые «личности» на танцполах действительно любят позажиматься с представителями противоположного пола. Все еще ничего, когда «встречаются два одиночества», но гораздо хуже, если такая «личность» встает в пару с человеком, который пришел сюда за танцем, а не легким петтингом. Очевидно, что несовпадение интересов плюс вторжение в личную зону комфорта ведет к негативной реакции и отторжению.

С грустью в голосе, я признавался собеседнице, что в моем любимом Таганроге не раз слышал такие ужасающие вещи, как: «Кизомба не нужна, ведь все это можно сделать в бачате».

Каждый раз я спрашивал горе-танцоров:

– Что «все это»?
– Ну как же — позажимать партнершу! – отвечали мне без капли сомнения
– OMG!

И хотя в процентном соотношении озабоченых танцоров и танцорш на вечеринках совсем не много, у новичков  с приятной внешностью шансы  напороться на таковых крайне высоки, ведь опытные танцоры не так часто снизоходят до приглашения незнакомых людей, а вот любители пообтираться так и караулят непуганные создания.

Стоит ли говорить, что если первый танец у новичка в кизомбе (или любом другом танце) будет ТАКОЙ, то переубедить его в том, что кизомба — это не прилюдный секс — будет проблематично.

Да, кизомба — это танец чувств. Но, бог мой, неужели есть люди, которые забыли, что кроме чувства похоти есть еще куча других светлых, добрых и пушистых чувств, таких как чувство доверия, привязанности, заботы, доброты, дружбы, любви в конце концов!

Нет, я не пытаюсь исключить сексуальную составляющую кизомбы. Это было бы глупо и невозможно, особенно после таращиньи. Я лишь пытаюсь бороться с распространенным заблуждением и однобоким взглядом. Я пытаюсь напомнить, что кизомба рождается в сердце, а не в паху. А впрочем, кому я это доказываю? Тем, кто танцует кизомбу это и так известно, а те кто кизомбу пока не танцует, тоже должно быть понятно, что к чему. А рассматривать танец сугубо с точки зрения сексуального (не)удовлетворения  могут лишь те, кому собственная неудовлетворенность мешает смотреть на отношения шире.

Ну и еще секундочку побуду Капитаном Очевидность. Несмотря на внешнюю откровенность таращи, контакты между телами партнеров там весьма незначительны. Это скорее игра и флирт, нежели что-то большее. Конечно при желании можно извратить все что угодно. Именно поэтому заядлые таращинисты детят таращщу на «пошлую» и «не пошлую», причем всегда стремятся танцевать последнюю. Даже танцуя на вечеринке со своей девушкой или женой, не стоит страдать наслаждаться эксгибиционизмом. Для секса есть спальни (кухни, пол, ага, вы тоже знаете текст этой популярной кизомбической песни)

Невзирая на внешнюю сексуальность таращи, танцоры не переходят границы и не превращают ее в прилюдный петтинг по крайней мере у нас на вечеринках по крайней мере стараются.

Третий день. Фото-тусняк

Заключительным этапом «Нашествия» должно было бы стать общее фото. Однако официальный фотограф застрял в пробке (москвичи заверили что в столице это нормально), поэтому события пошли не по плану. В одном зале собрались все кизомбисты и вместо того, чтобы щелкнуться на первый попавшийся фотик, устроили мега-тусняк: общались, делились эмоциями, обнимались, устраивали перекрестное фотографирование на все подручные мобильные девайсы.

Илья принес огромную карту и мы стали отмечать на ней свои города. Правда деревушки вроде Таганрога на карте не было, пришлось брать у девушек карандаш для макияжа и дорисовывать. Там же выяснилось, что горе-картографы забыли нарисовать Волгу, а Ростов поместили немного не туда… но кого бы это останавливало;)

Склонившись над картой Кизомба-Нашествия

Склонившись над картой Кизомба-Нашествия

Так же выяснилось, что ни Португалии, ни Анголы, ни Бурунди на карте тоже нет. Стали рисовать на полях стрелки в нужных направлениях. На следующее «Нашествие» точно нужна карта побольше;)

Фотографирование затягивалось. И уже не по вине московских пробок, поглотивших в своей пучине фотографа, а по той простой причине, что никто не хотел расставаться. Кто-то танцевал кизомбу, кто-то просто обнимался, кто-то фотографировался или обменивался контактами. Я носился по всему залу и старался ничего не пропустить.

Кизомбе все возрасты покорны

Кизомбе все возрасты покорны

С Леной Mega’n’Sheep и Александрой Стел мы обсуждали то, что происходило:

— Какая волшебная атмосфера!
— Причем не только сейчас, а на протяжении всего Нашествия!
— Я была на многих фестивалях, но такой душевности нигде не встречала!

От чего так происходит? Я выдвинул гипотезу, что отечественное кизомба-сообщество еще не успело расслоиться. Преподаватели не успели зазвездиться, зазнаться и дистанцироваться от учеников. Если в сальсе есть те, кто танцует полтора месяца, и те, кто танцует полтора десятилетия, то в кизомбе отрыв не более двух лет. Разве что native-kizomba Ромарик должен бы по идее выбиваться, но этот человек слишком добродушен и открыт. чтобы одеть на себя мантию короля кизомбы и зазнаться. Скорее его ученики  и ученики его учеников вознесут себя на Олим, чем сам Ромарик заметит, что ему есть чем гордиться;)

 На «Нашествии» общение между начинашками и крутяшками происходило так же запросто (и так же искренне!) как и внутри каждой из этих групп. Порой мне даже казалось, что затесавшиеся среди кизомба-учеников сальса-преподы ведут себя надменее инструкторов.

Кто знает, быть может через год, два или десять, и внутри кизомба-тусовки наметится четкая дифференциация на «старую гвардию» и «новобранцев», не случайно в воздухе порой витали патетичные фразы: «Мы присуствуем на эпохальном событии… Потом будем с гордостью вспоминать, что мы были на Первом Нашествии!» и т.п.

Что ж, такова природа человеческая, и как говорили у нас на военке: «Дедовщину в армии никто не отменял».

Ну а пока мы фотографировались, обнимались и чуть не плакали от умиления.

– Я надеюсь, – Александра говорила с присущей ей экспрессией, – что на наших кизомба-пати никогда не будет такого, чтобы крутыши танцевали и тусили в одном краю зала, а остальные — в другом!

На этой доброжелательной ноте мы закончили ждать фотографа и попросили Hope November запечатлить общее фото. Правда общих фото мы наделали с запасом, чтобы надолго хватило;)

А потом по старой отечественной традиции встали в хоровод, подержались за руки, пропитались магией единства и загадали желания

Лена руководит магическим процессом

Лена руководит магическим процессом

Ну и на последок, инструкторы «Кизомба-Нашествия» поделились своими впечатлениями специально для читателей Salsa-Tagano.ru

Заключительная лекция дискуссия для преподавателей

На последней лекции для преподавателей был наконец-таки рассмотрен мой вопрос об оптимальном расписании в занятиях кизомбой. А потом гуру кизомбы ушли в споры о таких тонких материях, что я и пересказывать это здесь не буду. Скажу лишь, что очень жалею, что мне пришлось покинуть их не дослушав и не попрощавшись. Но и так я с трудом успел на поезд за 5 минут до отправления.

Читатели блога

За три дня фестиваля я встретил немало читателей моих статей о кизомбе, и особенно серии отчетов о моих занятия по кизомбе у Ромарика и Лены.  Выслушал массу наилестнейших (не от слова «лестница») слов и каждое из них бальзамом легло на сердце танцо-блогера. Особенно запала в душу фраза:

«Раньше я просто танцевала кизомбу, но после этих статей глубже на нее взглянула,
увидела много новых граней»

Такие отзывы — лучшая мотивация, чтобы продолжать писать. И кто знает, быть может совсем скоро организаторы фестивалей будут приглашать не только фотографов, но и писателей, чтобы после мероприятий оставались не только цветные картинки, но и подробные хроники.

Одно лишь сложно — после всех этих похвал в адрес моих статей, писать этот отчет было крайне тяжело. Хочется ведь оправдать ожидания читателей и не упасть в грязь лицом;)

Выводы и заключения

При написании этого отчета, я стоял перед нелегким выбором: всех похвалить и поблагодарить, или же честно высказать свое мнение, пусть и не очень приятное для некоторых участников фестиваля.  Посомневавшись для приличия, я решил, что статьи в духе «ой, все было так здорово и идеально» не будут интересны ни читателям, ни преподавателям. Такая стилистика хороша для благодарственных писем и комментариев в группах. А статьи — они должны содержать критический взгляд на вещи, тогда и читателям будет интересно, и преподавателям/организаторам есть над чем подумать к следующему году.

Конечно, я не претендую на истинность и полную объективность. Я крайне предвзят, хотя бы потому, что я простой смертный человек, да и потому, что пол года учился у Ромарика и Лены, и автоматом сравниваю других преподов с моими кумирами.

Я безумно рад, что попал на  «Кизомба-Нашествие», и обязательно постараюсь попасть на него в следующем году — и в этом моя высокая оценка фестивалю. Если же в данном отчете кто-то увидел себя с нелицеприятной стороны, пардоньте. Во-первых, вы — не доллар, чтобы нравиться каждому блогеру, во-вторых, субъективное мнение — это всего лишь субъективное мнение, и не надо воспринимать его слишком близко к сердцу.

Хочется выразить благодарность инструкторам за полученные знания и навыки, девушкам — за то что нам есть зачем учиться танцевать и организаторам за проведение такого замечательного мероприятия, диджеям — за музыкальную атмосферу!

Донат Иванов,
специально для www.Salsa-Tagano.ru

Понравилось? Расскажи друзьям!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Блог Я.ру
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru

KIZOMBA-INVASION-2013 in Moscow (Russia): 20 комментариев

  1. Уведомление: Кизомба – тридцатое занятие (16 марта 2013) | Salsa-Tagano.ru

  2. Уведомление: Отчет о первом открытом уроке по кизомбе в Таганроге | Salsa-Tagano.ru

  3. Уведомление: Влияние «Кизомба-Нашествия» на развитие кизомбы в городах СНГ | Salsa-Tagano.ru

  4. Уведомление: Сальса-миграция: первый шаг | Salsa-Tagano.ru

  5. Уведомление: Кизомба в Таганроге: Урок №3 (11 мая 2013 г.) | Salsa-Tagano.ru

  6. Уведомление: Кизомба в Carino Mio: Урок №4 (18 мая 2013 г.) | Salsa-Tagano.ru

  7. Уведомление: Saratov Kizomba Weekend: Episode 2 | Salsa-Tagano.ru

  8. Уведомление: Tarraxinha: перевод слова и немного лирики | Salsa-Tagano.ru

  9. Уведомление: Кизомба в Таганроге: Урок №15 (10 августа 2013) | Salsa-Tagano.ru

  10. Уведомление: Кизомба в Таганроге: Урок №16 (31 августа 2013) | Salsa-Tagano.ru

  11. Уведомление: Saratov Kizomba Weekend:Episode 3 | Salsa-Tagano.ru

  12. Уведомление: Как прошел “Reggaeton ProКАЧ” + интервью с Александрой Бельцевой | Salsa-Tagano.ru

  13. Уведомление: Кизомба в Таганроге: Урок №23 (19 октября 2013) | Salsa-Tagano.ru

  14. Уведомление: Интервью с Надин Кузьминой: о Кизомба-Нашествии-2014 и KizzAfro-2014 | Salsa-Tagano.ru

  15. Уведомление: Кизомба-Нашествие-2014: отчет Доната о впечатлениях | Salsa-Tagano.ru

  16. Уведомление: Первая сальса-вечеринка в шоу-кафе “TRANS-FORCE” | Salsa-Tagano.ru

  17. Уведомление: Tarraxinha — особенности русификации | Salsa-Tagano.ru

  18. Уведомление: Кизомба с Донатом в Ростове-на-Дону: занятие первое 16 октября 2015 | Salsa-Tagano.ru

  19. Уведомление: Кизомба-Нашествие 2016 | Salsa-Tagano.ru

  20. Уведомление: Галстук-бабочка: отличный аксессуар для танцора | Salsa-Tagano.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*