19-ое занятие по кизомбе + вечеринка

Реггетон на вечеринке в РеSпублике

Реггетон на вечеринке в РеSпублике 1 декабря 2012

Временные флуктуации в расписании Carino Mio  позволили нам с Сашей отправиться в РеSпублику на пару часов раньше обычного с тем расчетом, чтобы попасть не только на занятие и вечеринку, но еще и на занятие начинающей группы по кизомбе. Возвращаться к началу всегда полезно.

Начинающие танцоры нередко ропщут на преподавателей за то, что они начинают второе занятие с того же, что уже было на первом. И третье занятие начинают с того же самого. «Зачем мне снова показывают этот основной шаг?» — думает неопытный денсер – «Лучше бы показали ту крутую поддержку, которая покорила меня в видеоролике c Youtube, и ради которой я сюда и пришел». От неопытных глаз зачастую ускользает та чудовищная разница между шагами преподавателя и шагами самого новичка. И уж точно ускользает понимание того, что именно правильная пластика придает танцу очарование, а вовсе не акробатические трюки.

На вечеринках нередко можно наблюдать тех, кто так и не оценил по достоинству значение «базы» в танце. Эти товарищи ежесекундно норовят уронить партнершу в глубочайший прогиб, при этом то и дело теряют равновесие даже на простейших поворотах. Они ждут от партнерши полного доверия в самых невероятных поддержках, и очень обижаются, если девушка наотрез отказывается идти на поводу. «Давай я тебе сейчас это объясню: тут вот так, а тут вот так» — начинает акробато-денсер. Но партнерша, если она сама не из таких же, делает лишь испуганное лицо и в ужасе озирается по сторонам, ища моральной поддержки у тех, кто доверие партнерши в танце пытается заслужить уверенным и предусмотрительным ведением, а не получить «по праву» партнера.

Впрочем, большинство учеников рано или поздно понимает, что фигуры и связки малого стоят без должной базы. Тогда-то и возникает желание вернуться в младшую группу и проработать то, что в свое время прохлопал ушами или недопонял.

Младшая группа по кизомбе

Вчерашнее занятие в младшей группе по кизомбе у Ромарика Нзомвита и Елены Карюковой послужило красочным подтверждением вышеизложенной теории. Мы зашли к новичкам, поглядывая на них немного свысока: «Ну чем нас здесь могут удивить? Основным и брейк-шагом?» Но очень скоро наша спесь улетучилась. Речь шла вначале даже не об «основном шаге кизомбы», а просто о шагах. О том, как в кизомбе шагнуть. Левой или правой ногой. Быстро или медленно.

Вспоминая наше занятие по ритмике, я  думал о том, что тогда все мое внимание сосредотачивалось на том, чтобы не слететь с ритма, выразить мелодию песни танцем. Ни о каких там бедрах, коленях и переносах веса я тогда и задумывался. Теперь же, не отвлекаясь на ритмику, которая уже стала чем-то привычным, можно было целиком сконцентрироваться на пластике движений. Только сейчас я смог честно ответить себе на вопрос: «Как партнерша по моим движениям должна понять, когда будут шаги на только сильную долю, а когда – на каждую». И разобравшись с этим, я озадачился новым парадоксом: «А как же до этого партнерши меня понимали? Ведь танцевали же, и почти не сбивались!» Может они мысли читают? Надо обзавестись шапочкой из фольги, на всякий пожарный;)

Если разобраться, то принцип ведения в кизомбе ничуть не отличается от ведения в сальсе или бачате: «Партнер должен сообщить партнерше о своей задумке заранее». Если в бачате для поворота партнерши мы заранее поднимаем руку и вкладываем в нее небольшой импульс, то в кизомбе мы предупреждаем о скорости выполнения последующего шага амплитудой «кача» бедер. Кстати этот пресловутый «кач» — та еще заморочка. Но об этом даже писать не хочу – словами не передать. Это надо пробовать, ошибаться, пробовать еще, радоваться что получилось, смотреть в зеркало, опять расстраиваться и снова пробовать. А когда все-таки освоил, встать в пару и понять, что в паре делать это все еще в 10 раз сложнее. Ну и, конечно же, не забывать про «кач» не только на простых шагах, но и на ВСЕХ перемещениях.

Мало-помалу, перешли к взаимодействию в парах. Тут мне, признаться, захотелось пойти выпить чаю, и слабовольно поддался этому плотскому желанию.

Танцоры – такие разные

Возле кулера уже начинала собираться наша группа. Также в РеSпублике было непривычно много серьезных молодых мамаш и веселых неугомонных детей. Оказывается, в большом зале проходил урок танцев для самых маленьких. Детишки сновали по залу, дурачились и хулиганили. Сами танцевальные уроки их мало занимали, чего нельзя было сказать об их родителях.

Матери строго следили за каждым шагом своих отпрысков, жестами и громким шепотом подсказывая: «Выпрямись, не сутулься, улыбайся!» Дети вроде слушались. И даже свои «два притопа, три прихлопа» старались выполнять более-менее в музыку. Вот только заинтересованности особой не выказывали. Я мысленно сравнил их с теми людьми, кто находился за стенкой: взрослые дяди и тети внимательно следят за каждым движением преподавателей и жадно ловят каждое их слово. А тут – инициатива к обучению исходит от молодых родительниц, а не от детей.

Подумать только, ведь они все почти мои ровесницы. Может кто-то даже младше. Если так нравятся танцы – приходите к нам в группу и танцуйте сами, зачем проецировать свои мечты на детей? Хотелось крикнуть: «Да оставьте детей играть в догонялки и айда к нам на вечеринку!» Но тут же внутренний скептик возражал: «Кто знает, быть может так и надо, чтобы родители хоть как-то определяли направление обучения ребенка, пока сам он не созреет для того, что бы самостоятельно решать, что ему интересно, а что нет».

А ведь двадцать два года назад я был одним из тех, кто в коротких шортиках и кожаных чешках немного не в ритм притопывает и прихлопывает под чутким родительским надзором. Тогда мне это не нравилось, и я быстро бросил, но кто знает, быть может, именно те притопы и прихлопы заложили зерно будущей любви к танцам? Зерно это долго зрело и набухало, проходило через стадии «Танцы – это не мое» и даже «Мужики не танцуют», а потом прорвало оболочку предвзятости и предрассудков и пустило крепкие побеги сальсы, бачаты и кизомбы.

Мои философствования были грубо прерваны комичным зрелищем. У деток случилась переменка, и их преподаватель решил тем временем размяться показать себя. Под модную (наверное, кто бы за этим еще следил) попсовую композицию он картинно размахивал руками и ногами, вращал корпусом и выделывал все те фигуры и па, которые так любят танцоры-шоумены. Быть может на сцене концертного зала или в помещении балетной студии это бы смотрелось вполне уместно, а быть может даже хорошо. Но на танцполе соушал-денс клуба это выглядело как ирония. Парень старался, и чем больше часов или даже лет тренировок начинало проглядывать за его движениями, тем комичнее это смотрелось. Да, через пару часов на этом самом полу начнутся совсем другие танцы.

– Именно таким я представляла себе преподавателя танцев ДО ТОГО, как пришла в сальса-тусовку, – пошутила одна из кизомбисток.

Парень был поджар и даже вроде мускулист. Растянутая до неприличия майка-алкоголичка была призвана подчеркнуть рельефность телосложения. Зачесанный на сторону пробор, столь популярный у балльников, балетная (а может и джаз-модерновая, мне сложно судить) пластика и отрешенное выражение лица. Этот типаж резко контрастировал с образом типичного сальсеро – простого парня в рубашке и джинсах, который пришел на вечеринку потанцевать с красивыми девушками. Без заморочек, без самолюбования и без излишней театральности.

Увлечение танцами объединяет таких разных людей! За один вечер в танцевальном клубе «РеSпублика» я встретил и школьников младших классов, и убеленных сединами кубинцев (каким ветром их занесло на сальсатеку так далеко от дома?), и размашистых хастловчан, обожающих поддержки и прогибы в стиле «подмети ее волосами пол», и компактных и сдержанных, порой немного зажатых от неопытности сальсеро. Люди самых разных возрастов, взглядов, жизненных укладов и социальных слоев приходили в «РеSпублику», чтобы приобщиться к магии танца. И это здорово!

Старшая группа по кизомбе

Незаметно подкралось начало занятия старшей группы. Денис распахнул окна малого зала, чтобы проветрить. А нас всех попросил перейти в большой зал, где проектор показывал на большой экран во всю стену блог Salsa-Tagano.ru! А точнее – мой отчет с предыдущего занятия. Во дела!

Вскоре я понял задумку наших преподавателей: они включили видео-ролик с занятия:

– Кто тут есть – смотрите на себя, кого нет – следите за другими. Будем делать работу над ошибками.

К моей вящей гордости, оказалось, что многие этот отчет читали и ролик смотрели. После просмотра мы занялись нелегким трудом – исправлением ошибок. А ошибок оказалось очень-очень много.

Пятнадцать минут назад нам казалось, что мы очень даже недурственно танцуем кизомбу. И фигур знаем немало, и двигаемся вроде верно. Но «работа над ошибками» больно ударила по нашей самооценке. Все те мелочи, которые порой трудно заметить в танце, но которые так заметны на видео. Все те мелочи, которыми аутентичная кизомба отличается от того, что мы исполняем. Все это пришлось исправлять шаг за шагом.

Признаюсь честно, я не замечал за собой и пятой доли моих ошибок. О чем-то Ромарик с Леной мне уже говорили прежде, но некоторые тонкости выплыли только при «покадровом просмотре». Все-таки в кизомбе очень многое углублено внутрь пары, спрятано в ощущениях и едва уловимых движениях. Все то, что отличает настоящую кизомбу от шагания из стороны в сторону, обнявшись покрепче.

Работа над ошибками затянулась. Из запланированной на сегодня связки мы кое-как успели разобрать только одно движение. Но и без этого нам хватало пищи для размышлений и материала для ежедневной проработки напротив зеркала.

Занятие подходило к концу, а я пошел встречать Машу и Дениса – таганрогских сальсеро, впервые приехавших на ростовскую вечеринку.

Вечеринка

Именинница зажигает реггетон

Вечеринка в Республике —  это всегда праздник. И это праздник вдвойне, если это еще и день рождения Ольги Крячко, хорошо знакомой читателям блога по видеороликам с занятий по кизомбе (тут и тут). Сюрпризом для меня оказался еще один день рождения, хоть и прошедший, но еще совсем-совсем свежий – у Виктории Ростовой. В общем, вечеринка обещала быть жаркой. Так и получилось как в прямом (150 человек на танцполе выделяют тепла побольше среднезавалящей ТЭЦ) так и в переносном смыслах.

Почти сразу заработал малый зал – с кизомбой и бачатой. В большом зале было много (сравнительно) касины и как всегда дофига нью-йорка. А также меренге, ча-ча-ча, бугалу и реггетон.

За общением и танцами время летело незаметно. Как-то внезапно я обнаружил на часах полночь, а в ногах – легкую усталость. Стал меньше танцевать, и больше наблюдать.

Во втором часу таганрожцы неспешно засобирались домой. Как на зло, стоит решиться уезжать, как начинают играть самые горячие треки, и на танец приглашаются самые горячие партнерши. Уехать становится катастрофически тяжело. Половив с пол часика недобрые взгляды своих пассажиров, я нечеловеческим усилием воли преодолел магнетизм танцпола и побрел к машине.

На обратном пути тема танцев и предстоящих таганрогских сальса-вечеринок в «Русском чае» и в «Метро» незаметно сменилась воспоминаниями о хулиганствах юности.

PS Другие отчеты-впечатления от  занятий по кизомбе

Понравилось? Расскажи друзьям!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Блог Я.ру
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*