Второй кизомба-прокач: “Основы основ” — движимся тем же маршрутом

Курс на кизомбуВ прошлом отчете я писал о том, как прошло занятие по основам основ кизомбы в таганрогской танцевальной студии Carino Mio. Живой интерес к базе кизомбы как со стороны уже опытных танцоров, так и от начинающих кизомбистов привел к тому, что на следующее воскресенье была назначена вторая часть мастер-класса.

Об этой второй части «базы кизомбы» и пойдет речь в сегодняшней статье.

Забывчивость, Пасха и не отменить ли все это дело?

Признаюсь сразу, когда мы договаривались «продолжить в следующее воскресенье», я и думать не думал о том, что 20 апреля — Пасха. И только за пару дней до прокача я стал получать сообщения от учеников, которые сообщали, что не придут по тем или иным причинам.

Поток таких сообщений был столь активен, что я уже пожалел о неудачном выборе даты мероприятия. Можно было бы ожидать, что в студию мы с женой придем только вдвоем. Возникали мысли об отмене урока. Но отменять занятия без особых причин — не в моих правилах. Мы решили, что в крайнем случае потанцуем вдвоем.

К счастью, мои опасения не оправдались — в зале не было пусто. Скорее наоборот — я удивлялся тому, что в праздничный день на кизомбу пришло полтора десятка танцоров!

Планы проведения урока: больше работы в парах

Я нередко готовлю два-три плана проведения урока, и выбираю тот или иной из них в зависимости от того, кто пришел, каково соотношение юношей и девушек, как пошло занятие и какова погода на Марсе. Та «обратная связь», которую дает мне аудитория, позволяет выбирать между домашними заготовками, а порой и вообще кардинально менять структуру занятия. Импровизировать можно не только в танце, но и в преподавании. Хотя, на одной импровизации далеко не выедешь.

На прошлом прокаче я заставлял ребят и девчат подолгу топтаться у зеркала, углубляясь в кизомбическую пластику. Последовавшие после занятия отзывы показали, что эту работу оценили опытные кизомбисты (которые не по наслышке знают, как это важно), а новички откровенно скучали до тех пор, пока мы не встали в пары.

В этот раз процент новичков был существенно больше, и я решил немного подыграть им — больше работать в парах. И хотя натаптывание некоторого километража основных шагов неизбежно и неотвратимо для любой начинающей группы, но сейчас нужно было дать ребятам и девчатам возможность ощутить кизомбу. Хотя бы в первой итерации.

Наверняка я уже не раз делился с постоянными читателями этого блога душещипательной историей о том, как я сам скептически относился к кизомбе до тех пор, пока не потанцевал ее с крутой кизомберой. Мой личный опыт подсказывает, что ни видео из интернета, ни разглядывание пар на вечеринке не способны зажечь такую любовь к кизомбе, как собственноручное и собственноножное танцевание.

Повторение — мать учения

Первым делом я поблагодарил всех собравшихся за то, что пришли даже в праздничный день. А потом сразу же предупредил, что всякое занятие начинаю с повторения азов. И если в течении первого десятка занятий этому повторению будет уделяться чуть ли не пол урока, то потом все меньше и меньше времени. Но даже в старшей группе, которая танцует кизомбу больше года, хотя бы первый трек мы протаптываем все эти простейшие и набившие аскомину шажочки.

Ведь с высоты своего танцевального опыта в том, что когда-то давалось  на первых уроках, можно заметить новые грани и тонкости. Заметить, отработать и выверить.

Не раз и не два в своей преподской практике я сталкивался с возмущением новичков: «Мы это уже делали на прошлом/позапрошлом занятии. Мы это уже (!) знаем (!!!) и хотим двигаться дальше». Обычно я отвечаю: «Я танцую дольше вас, но каждый раз нахожу, что отработать в своих основных шагах. Неужели вы считаете, что делаете их идеально?«

Некоторые мне верят, другие же считают меня занудой. В этот раз мой монолог о необходимости повторения предыдущего материала был воспринят с молчаливой покорностью.

Что я сделал по-другому?

Я решил пока отказаться от шагов в каждую долю. В прошлый раз шаги, которые мы называем «дабл» приводили к жуткому скаканию на месте, суете и неразберихе. В этот раз я решил ограничиться шагами только на сильную долю, регулярно обещая ребятам усложнить их жизнь в дальнейшем.

Даже «брейк» и «основной шаг» мы делали в два раза медленнее. Впрочем, к ним пришли не сразу.

Также я много внимания уделял разбору типичных ошибок. О том, стоит ли так делать, мы не раз и не два спорили с моей напарницей Сашей Бельцевой. Саша уверена, что не стоит разбирать те ошибки, которые в этом зале не делает никто (не показывай неправильно, а то начнут повторять), и я всякий раз киваю ей, но на уроках нет-нет да вспомню о каком-то не раз виденном «кривом» варианте, который в моей группе никто не делал, и, я надеюсь, никогда делать не будет.

Вот и сейчас, разбирая наблюдаемые ошибки, я порой затрагивал то, чего в зале никто не делал. Правильно ли это? Возможно нет. Но мне всякий раз хочется предупредить о граблях до того, как кто-либо на них наступит.

Начать танцевать — не так все просто

Размявшись у зеркала и встав в пары, мы пробовали начинать танцевать и останавливаться. Я ни разу не замечал подобной работы на занятиях у других преподавателей (может я редко хожу в самые начинающие группы?), но в своих уроках использую этот элемент часто.

Те парни, которые приходят в парные танцы первый раз, не сразу могут начать танцевать так, чтобы партнерша начала вместе с ним. Шустрые девочки всем своим видом выражают нетерпеливость, считают парням вслух, пинают ножкой — в общем, стараются «помочь», лишь еще больше загоняя парня в капкан застенчивости и неуверенности в себе.

Вот и сейчас, после моих слов «стали в пары», я увидел, как то тут, то там девчонки спешно раскладывают руки партнеров по своим талиям, поправляют их осанку и норовят повести в начало шагов. И куда они торопятся?

Тогда я рассказал о том, что девушки в танцах как правило осваиваются быстрее, но в кизомбе нет места феминизму, тут «все по-старинке»: мужчина чертит рисунок танца, а девушка украшает его. И не надо путать роли.

В целях сбережения времени занятия я не приводил свою любимую аналогию про дом. Приведу ее здесь:

При строительстве дома Мужчина носит тяжелые бревна и кирпичи, строит каркас. Этот каркас прочен и однозначен. Но он безжизнен. А потом приходит Женщина, вешает на стенах картинки и обереги, расставляет на полочках статуэтки, подбирает гардины в цвет обоев, и вот уже перед нами не «коробка», а Домашний Очаг.

И не стоит женщине таскать бревна, и не стоит мужчине выбирать прихватки на кухню в тон кастрюлям. Каждому своя роль. И каждый вносит свой вклад в общее дело.

В танцах — девушкам на первых порах кажется, что от них в танце вообще ничего не зависит — мужчина ведет, а она просто ходит туда, куда он «сказал». Но ведь это все только на первых порах, пока мы учимся строить «коробку» будущего дома. Когда танцевальное взаимодействие между партнером и партнершей налаживается, начинается женская работа по украшению танца и делания его живым и обжитым.

Да, поначалу, нужно потерпеть, пока «парень тупит». На занятиях я не стесняюсь признать, что парни в танцах порой тупят. Наверное препод женского пола не стала бы такое произносить влух. Но мне-то чего стесняться? Да, мы поначалу тупим. Во-первых потому, что общественные стереотипы десятилетиями вбивают в голову «мужики не танцуют», во-вторых потому, что мужская партия гораздо сложнее. И те девочки, которые умеют танцевать «за партнера» могут это всегда подтвердить.

Ладно, хватит лирики. Задание было простое — начать танцевать, а потом почти сразу закончить. Здесь было важно, чтобы начинал танцевать партнер и… партнер же и заканчивал танец. Чтобы не получалось, что девочка подсказывает, когда начинать, либо продолжает «прыгать», когда партнер уже давно остановился.

К счастью, ребята довольно быстро справились с этой задачей и мы перешли к более интересным вещам.

На месте и в движении

В этот раз я заострял внимание на движениях вперед и назад.

Пресекал в зародыше «кизомбу кавалеристов» — это то неловкое танцевание, когда партнер боится наступить на ногу партнерше, либо партнерша боится подставиться под партнера, и кто-то (или оба) начинают расставлять ноги слишком широко. Выглядит это неестественно, некрасиво и прямо скажем ужасно. К сожалению, на вечеринках замечал такое даже у тех, кто танцует не первый месяц. Но на вечеринках я со своими замечаниями ни к кому не лезу, и лишь могу напоминать об этом в подвластных мне группах;)

Вечная проблема начинающих кизомбистов — неуверенное движение. Партнеру как-то непривычно начинать двигаться вперед или назад, он начинает «жевать движения», что не идет на пользу танцу. Я не раз призывал парней двигаться по-увереннее, хотя знаю, что никакие призывы не работают так, как опыт. Нужно просто больше танцевать, нарабатывать опыт и уверенность придет сама собой.

Положение в паре

Казалось бы — что может быть проще, чем кизомбовое положение в паре? Встали поближе, обнялись понежнее и давай танцевать. Но нет, то партнеры норовят отвернуть часть корпуса, то руки сползают куда-то не туда;) Но самая большая проблема — осанка. Девочки порой отстраняются, а партнеры нависают над ними.

Кизомба — танец близкий. Но не каждый и не сразу готов встать так близко к незнакомому человеку. Поэтому я считаю, что лучше стоять на «пионерской дистанции», чем прижимать к себе партнершу против ее воли. Даже если вслух она не возмущается, но откинутые назад плечи и вытаращенные глаза красноречиво свидетельствуют о непрошеном вторжении в личную зону.

Этика на танцполе

То ли я становлюсь старым занудным брюзгой, то ли этика поведения на танцполе — действительно важная тема, но я все чаще возвращаюсь к ней на занятиях. И хотя все эти неписанные правила сводятся к мысли: «Веди себя так, чтобы не напрягать окружающих», все же приходится раз от разу проговаривать более конкретные тезисы, вплоть до: «Во время смены партнеров на занятии, улыбнитесь и тому, кто от вас уходит, и тому, кто к вам приходит, а не меняйте партнеров с небрежностью конвейерной ленты».

Конечно, во всех этих правилах есть миллион исключений. К примеру, старую добрую подругу можно схватить за локоть талию и потащить на середину танцпола без лишних слов. Но все же, даже с близкими людьми, и особенно с людьми малознакомыми, необходимо проявлять хотя бы минимум вежливости и приличий. И лучше потратить на это пять минут урока, чем потом краснеть за учеников на вечеринке.

Ну и первое правило, о котором я говорю на занятиях по sensual dance — будь это кизомба или бачата — то, что танец близкий, не обязывает вас стоять близко. Некоторые парни считают, что если девушка вышла с ним на бачату/кизомбу, то она автоматически подписала разрешение на облапывание со всех сторон. ИМХО — полный бред. Кизомба и особенно бачата открывает широкий простор для прижиманий, но если одному из танцоров это не по душе — простой и понятный жест должен неумолимо отстранить второго. И никаких: «Это же бачата! Тут так принято!»

Справедливости ради, бывают ситуации, когда отстраняться от слишком близкого контакта надо не девочкам, а мальчикам. Об этом можно много говорить, но я лишь ограничусь ссылкой на старую статью: сальса или алкоголь.

Полушаги в кизомбе

Кучу вопросов вызвали полушаги: то есть те шаги, в которых не происходит окончательного переноса веса. Девочкам с непривычки было сложно определить, когда партнер делаешь шаг, а когда полушаг.

Все мои просьбы «будьте чуткими, слушайте партнера» привели к необходимости объяснения, что же такое «слушать партнера» в танце, и почему в кизомбе часто закрывают глаза.

Слушать партнера

Фразу «слушать партнера» танцор воспринимает не так, как обычный здоровый человек. Речь идет не о внимательном выслушивании комплиментов, которые партнер нашептывает в миленькое ушко во время танца (представьте себе: опытные танцоры не только слышат музыку, строят рисунок танца, ведут, танцуют сами… но еще и комплименты придумывают и озвучивают), а о том, чтобы больше внимания уделить тем тактильным ощущениям, которые передают партнерше ведение партнера.

«Слушать партнера» в танце — это быть внимательной к тем точкам или даже участкам тела, в которых есть контакт в паре. В кизомбе это:

  • левая рука партнерши лежит на плечах партнера
  • правая рука партнера проходит по подреберью партнерши к ее спине
  • контакт верхом корпуса

Дальше к месту и не к месту добавляются оставшиеся руки, ноги и прочие там лбы. Единственное место, которым в кизомбе не стоит держать контакт — это то, о чем вы сейчас и подумали, маленькие извращенцы. А то это уже не кизомба получится;)

Правда на вечеринках нередко можно увидеть тех, кто забивает на указанной мною выше правило и контачит под музыку кизомбы теми самыми местами. Особенно пошло это выглядит в стилистике tarraxinha. Я уверен, что именно благодаря таким личностям в широкой общественности бытует заблуждение: «Кизомба — это пошло».

Но вернемся к слушанию партнера. В повседневной жизни мы привыкли 90% информации получать от глаз. Зрительная информация столь важна для нас, что мы подсознательно обращаем на нее больше внимания, чем на сигналы обонятельной, слуховой, тактильной и прочих там вкусовых сенсорных систем своего организма.

В танце партнерше надо внимательно следить (слушать) именно тактильные и слуховые ощущения. Причем слушать не только болтовню партнера, но в первую очередь музыку. Музыкальность танца зависит не только от партнера.

Чтобы сконцентрироваться на «второстепенных чувствах», бывает полезно убрать зрительные сигналы. А попросту — закрыть глаза. Не только потому, что партнер танцует мягко и убаюкивающе (в начинающей группе ждать этого не приходится), но потому, что так мозг нехотя возьмется обрабатывать сигналы от других нервных окончаний.

Вообще привычка думать не только о себе, но и о втором человеке в паре — вот что отличает парные танцы от простого дрыгалова в клубе.

Основной шаг кизомбы

В большинстве танцев начинающим вначале показывают основной шаг, а уже потом учат всему остальному. В кизомбе нужно выучить немало всякого разного прежде, чем можно будет начать учить основной.

Tarraxinha

В конце прошлого урока ребята просили чуток сембы и таращи. Семба была, а на таращу не хватило времени. В этот раз я решил наверстать упущенное. Но вот беда — из старшей группы парней было мало, а те, кто был, ушли чуть пораньше, сославшись на семейные дела и прочие праздничные хлопоты.

Вслух я таращу никому не обещал, и мог бы умолчать о своей задумке, но мне в голову ударила идея эксперимента.

На вечеринках не раз и не два я сталкивался с партнершами, которые круто танцуют кизомбу, но при малейшем намеке на таращу окостеневают, вытаращивают (простие за каламбур) глаза и впадают в ступор.

«Сколько ты танцуешь?» — можно спросить у такой партнерши, и в ответ она может сказать: «Пол года», или даже «Год». А потом начнет извиняться за то, что в их группе таращу еще не начали.

Конечно, таращинья — вещь не простая и вообще специфическая. Но я подумал, что будет интересно давать простенькие штуки из таращи с первых же дней изучения кизомбы. Если ребятам и девчатам это будет совершенно не в тему — никогда не поздно отложить таращу «на потом», но если дело пойдет, то они будут одинаково споро разиваться и в кизомбе и в тараще. К тому же, у них не будет того, что я называю «страх снова оказаться в шкуре новичка».

Страх снова оказаться в шкуре новичка

Рассмотрим некоего гипотетического танцора, который на протяжении нескольких месяцев или даже лет изучает какое-то танцевальное направление. К примеру — сальсу. Поначалу он проходит все те стадии новичка, как страх танцпола, стеснение в приглашении, боязнь ошибиться и прочее и прочее. Но по мере роста он забывает о том, что когда-то был «деревом», что на каких-то семинарах не мог повторить за преподом не только с пятого, но и со сто пятого раза. Он становится опытным, или даже «крутышом». Возможно уже где-то преподает, и в любом случае пользуется диким уважением на танцполе.

И вот наш гипотетический танцор решает изучать, к примеру, кизомбу. Для этого ему нужно придти в группу к начинашкам. Уже тут гордость не всем позволяет сделать первый шаг. Но дальше больше — он становится начинашкой. Тело не слушается, привычные «принципы» порой мешают. Нужно заставлять себя делать то, что в сальсе никогда не делал.

Я взял для примера сальсерос в кизомбе просто потому, что не раз и не два наблюдал, как опытные сальсерос пугались кизомбы именно из-за страха почувствовать себя снова начинашкой и снова проходить уже пройденное. Но этот же страх возможен и в случае, когда уже набравшийся опыта танцор кизомбы сталкивается с таращей. Тут не так велики принципиальные различия, но все же они есть, и нередко бывает так, что танцору страшно не охота заново эволюционировать от начинашки в крутыша.

Тараща пошла тяжело

Мы разбирали только «вертикальную волну», но и она пошла тяжело. Точнее сказать — не пошла вообще, если не брать в расчет тех немногих, кто был из старшей группы. И все же я не считаю свой эксперимент провалившимся. Если на каждом занятии выделять по 5-10 минут на таращу, то к тому моменту, когда ребята и девчата будут готовы к тараще по уровню ведения, следования и взаимодействия в парах, их тела уже будут готовы к таращиньевской пластике, и это не станет проблемой на пути.

Заключение

Даже в праздничный день занятие состоялось. И это радует. Радует так же то, что количество желающих изучать кизомбу превышает ту критическую массу, после которой можно начинать выделенную группу. С грядущего четверга в нашей студии стартует начинающая группа по кизомбе! Спешите присоединиться, пока не поздно;) Занятия будут проходить два раза в неделю.

По давней традиции нашей студии Carino Mio, владельцы абонементов старшей группы могут приходить на младшую бесплатно — повторять базу, и заодно помогать новичкам адаптироваться. Ведь одно дело, когда в паре два новичка, и совсем другое — когда новичок работает в паре с опытным танцором.

Через некоторое время, когда новенькие освоят самые азы, и они смогут приходить на занятия к старшим товарищам. Но пока что это несколько бессмысленно. Разве что посмотреть и пооблизываться на те фигуры, которые разбирают ребята;)

Как обычно, новички в кизмобе делятся на две категории:

  1. Те, кто имеет опыт танцевания других танцев (желательно, но не обязательно парных)
  2. Те, кто вообще в танцах впервые

Представителям второй категории всегда тяжелее, ведь нужно не только учиться кизомбе, но и вообще учиться танцевать. Если первые учат только кирпичики — фигуры. То вторые учатся из кирпичиков складывать дом, а не вываливать эти кирпичи в кучу.

Меня очень радует то, что продолжается и укрепляется связь между кизомба-сообществами Таганрога и Ростова. Недавно с мастер-классом приезжали Инга Яшина и Павел Протасеня, а теперь на наш прокач приехала Инна — ученица Ромарика Нзомвита.

Здорово, что кизомба вызывает интерес не только у девочек, но и у парней. Отбросив стереотипы и заблуждения, парни тянутся к танцам — столь естественной и неотъемлемой части культуры.

Мне приятно слышать от друзей, преподающих кизомбу в других городах, вопросы: «Как вам удается, что на занятиях парней почти столько же, как и девочек?!» Правда вразумительного ответа я не могу дать — возможно это просто везение. Но приятнее думать — что результат нашей плодотворной работы по развитию соушал-денс в нашем славном городке.

Понравилось? Расскажи друзьям!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Блог Я.ру
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru

Второй кизомба-прокач: “Основы основ” — движимся тем же маршрутом: 4 комментария

  1. Уведомление: Кизомба в Таганроге: новый набор | Salsa-Tagano.ru

  2. Уведомление: Первые впечатления начинающего кизомбиста | Salsa-Tagano.ru

  3. Спасибо Вам большое за статью, читаю с огромным интересом все Ваши статьи по кизомбе, на занятиях новичкам так подробно никогда не расскажут, только практика и минимум теории не в падая в мелочи.

    • Благодарю за отзывы.
      Без ложной скромности скажу: на своих занятиях и мастер-классах я еще подробнее объясняю, чем в статьях;)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*