Семинары Алексея Алексенцева по социальному в сальсе (Таганрог 18-19 апреля 2015)

Общее фото после мастер-классов Алексея Алексенцева

Общее фото после мастер-классов Алексея Алексенцева

Социальные танцы — они только наполовину танцы. А в остальном — социальные взаимоотношения. Мы не всегда помним об этом в начале обучения, когда слишком заняты заучиванием шагов и фигур. Но обязательно приходим к этому, когда обнаруживаем, что одних лишь шагов и фигур явно не достаточно.

18-19 апреля в Таганроге прошли семинары Алексея Алексенцева. Учил ли он нас сальсе? Казалось бы, тут нужно ответить утвердительно, но такой ответ был бы не полным. Он учил нас строить отношения с людьми. Владеть собой с тем расчетом, чтобы в социуме (а ведь пара — это свой микро-социум) владеть ситуацией.

А уж в каком антураже будут проходить эти взаимоотношения — вопрос другой: то ли склочная бабка попытается без очереди влезть перед тобой в кабинет к врачу. То ли бандит в тёмном переулке возле бара захочет посадить тебя на перо. То ли тебе просто перепадет танец с красоткой на вечеринке… И не исключено, что это будет даже сальса!

В любой ситуации тебе пригодятся знания, которыми делился Алексей… Правда лишь в том случае, если после семинаров ты не поленишься перевести эти знания в навыки.

Так что же давал Алексенцев?

Тем, кто хочет узнать подробный ответ на этот вопрос, нужно было приходить на семинары. А тем, кто сейчас раздосадовано кусает локти, еще не поздно наверстать упущенное в Пятигорске 16 мая. Для всех остальных расскажу кратко:

Оба дня строились по одному расписанию:

  1. Один час пластики
  2. Два часа сальсы
  3. Один час «эмоциональной механики»

Пластика

На первом часе мы искали и находили у себя новые неведомые прежде мышцы (которые до сих пор болят!), учились управлять одними частями тела через другие. А также изолировать что-то от чего-то.

Бывалым танцорам казалось, что удивить их никто ничем уже не сможет. Ну кто из нас не вращал плечом, отключив кисть или наоборот? Но Алексенцев находил новые комбинации мышц-связок-суставов, а также выворачивал привычные упражнения в непривычные плоскости и измерения.

Чем дальше по телу находились участки, инициирующие движение и выполняющие его, тем сложнее становилось понять мастера. Все эти «похлопай ресницами по внутренней стороне своей черепушки», «Двигай грудью от копчика», или «начинай вращение в плече/груди/бедре/выбери_сам от мизинчика»… согласитесь, несколько необычно. Добавим сюда аддитивное наложение одних вращений на другие и получим взрывной коктейль.

В повседневной жизни мы слишком привыкли двигать руками с помощью рук и ногами с помощью ног. Но такие экстремальные виды деятельности, как танцы, или боевые искусства — требуют от наших организмов полной выкладки. Поэтому удар кулаком нужно начинать от ног, а эффектное «па» от указательного пальца. Человеческое тело обладает огромным количеством степеней свободы, состоит из сложнейших кинематических схем и управляется совершенной системой управления. Задействовав всю эту кухню на полную катушку можно получить сверхъестественные результаты.

Специфика преподавания

У каждого препода свой стиль обучения. Алексенцев держит аудиторию в постоянном тонусе. Не рассусоливает, не дает расслабиться и расплыться в довольной ухмылке: «У меня получилось». Задания и упражнения вылетают из учителя со скорострельностью пулемета Гатлинга.

Пока ученики пытаются выполнить задание, учитель засыпает их замечаниями. Как только что-то начинает получаться — задание дополняется, усложняется или меняется. Времени на триумф нет. Только работа, работа и еще раз работа.

Судя по ворчанию в кулуарах во время перерывов, такой подход учителя радовал не всех учеников. «А как же похвалить?» Но в классе у Алексенцева есть только один молодец. Это он сам.

Хорошо это или плохо — вопрос неоднозначный. Одно могу сказать уверенно — такой подход прекрасно подходит для борьбы с распространенной среди танцоров эпидемией звездной болезни. Одевать корону ученикам некогда — надо пахать.

Разве что потом, когда Мастер уедет, а ученики останутся вариться в своем котле… вот тогда-то и проявится показное превосходство у тех кто был, перед теми, кто пропустил. А у тех кто понял думает, что понял перед теми, кто не тешит себя иллюзиями.

Меня Алексей приятно удивил своим умением видеть каждого в толпе и мгновенно определять источник неполадок. Обладая не самой узкой спиной, я на семинарах стараюсь стоять позади всех, дабы никому не загораживать (а если оказываюсь близко во время объяснений — часто сажусь на пол). И вот, скрытый от глаз учителя за тремя-четырьмя рядами тел, я то и дело получал замечания. Учитель все видит!

А ведь замечания получал не я один. Большей частью Мастер не акцентировал внимание аудитории на ком-то одном. Ловил взгляд, жестом или словом (в общем потоке слов) обозначал ошибку и шел дальше. Нас было много, но он работал с каждым, распараллеливания себя на несколько потоков.

За доли мгновения он находил в нас слабые места. Причем крылись они порой не там, где было бы логично. Напряженность в одних участках тела, как оказалось, является следствием неправильного положения других, далеко расположенных и казалось бы непричастных, участков тела. Я бы подумал, что Мастер шутит, если бы не замечал, как исчезают ошибки одна за другой после следования его советам.

Учиться у Алексенцева сложно не только из-за бешеной динамики занятий. Но и от того, что он активно использует свой, уникальный по сути, бекграунд.

Бэкграунд у каждого свой

Технари и гуманитарии одни и те же танцевальные практики объясняют по-разному. Мои ученики до сих пор подшучивают над фразами типа: «Если точка проекции центра тяжести партнерши на горизонтальную плоскость не выходит за пределы обриса обеих ее стоп…» — и это во время объяснения простеньких движений в кизомбе. Художник или поэт объяснил бы то же самое совершенно иначе.

У Алексенцева танцы тесно переплелись с боевыми искусствами. Больше половины примеров и аналогий понятны лишь тем, кто где-либо когда-либо уже учился сливать по касательной нацеленный в живот холодный металлический вектор силы , жертвуя одеждой, но сберегая эпителиальный покров и прочие не менее важные органы, кто учился стрелять из разных положений и отличает болевые точки от эрогенных зон.

Ладно еще парни. Мы движемся снизу вверх по пирамиде потребностей Маслоу, и вначале изучаем способы защиты своего места под солнцем, и лишь затем приходим в танцевальные студии за удовольствием от общения с красотками (На секс в дикой природе может рассчитывать только тот самец, который научился выживать и дотянул до половозрелого возраста). Но каково было этим самым красоткам? Понимали ли они хотя бы половину сравнений и параллелей? Для меня это загадка.

Помимо БИ, Алексенцев делал много отсылок с психологическим практикам, среди которых распиаренное НЛП — наиболее примитивная и наименее прикладная.

Думаю стоит признать, что в танцевальном сообществе не так много людей с таким богатым и разносторонним бекграундом, как у Алексея. А значит, лишь немногие способны полностью понять то, о чем он говорит. К тому же — одно дело понять, а другое дело — научиться это делать.

Всем своим примером Алексей демонстрирует: «Хочешь научиться танцевать/драться/разбираться_в_людях — учись параллельно много чему другому».

Синергетический эффект навыков

Когда мы учимся чему-либо, то часто стараемся выделить это и обособить. И это работает с чем-то простым.

Если хочешь научиться складывать из бумаги самолетик, можешь учиться только складыванию самолетика из бумаги. Не грызя книги по оригами и аэродинамике.

Но если ты хочешь научиться писать портреты людей, то одним лишь навыком размазывания краски по холсту не ограничишься. Придётся вникать в анатомию, психологию, стереометрию. Изучать то, как гравитация меняет наши лица в зависимости от наклона и поворота шеи, и как усиливаются эти изменения от возраста или нездорового образа жизни.

Для того чтобы научиться чему-то сложному, нужно овладеть комплексом знаний и навыков. Боле того, нужно уметь использовать синергетический эффект от набора навыков. Это такая штука, когда множество умений в сумме дают больше, чем каждое из них по отдельности.

Семинары Алексенцева подталкивают к мысли, что танец — это лишь синергетический эффект всех наших умений, начиная от умения ходить на двух ногах и не падать контролировать падение, и заканчивая умением играть на тонких струнах душевных переживаний.

Пластика в парах

Наиболее увлекательной частью уроков по пластике для меня стали парные (а также тройные и четверные или как, блин, это написать) упражнения. Контроль рук, залипание, сливание и прочее и прочее. Такие упражнения позволяют глубже прочувствовать себя и партнера. Понаблюдать за сцеплением зубчатых колес нашего взаимодействия в паре.

Чтобы отключить излишнюю осознанность в движениях, можно было те же штуки отрабатывать не по двое, а по трое или даже четверо.

Сальса, куда ж без нее

После пластики наступал черед сальсы. А точнее того, как видение Алексенцева можно приложить и к сальсе в том числе.

В первый день мы не ушли дальше диагонального шага и простейшего поворота. Во второй день добавили немного перекатываний попками (и эти люди косо смотрят на кизомбу!) и даже незамысловатых узлов.

Впрочем все эти шаги, фигуры и связки разучивались не ради себя самих, а лишь как инструмент для отработки полученных ранее навыков владения своим телом и передачи информационных посылов в тело (и душу, но об этом чуть позже) партнерши.

Алексей давал интересные упражнения. Например — как с помощью двух сторублевых купюр научить партнершу идеально держать контакт в Casino.

Если охарактеризовать кратко: Алексей учил, как станцевать сложный технически и классный эмоционально танец даже в том случае, если партнерша не сильна в танце. Он учил нас не оставлять ей выбора: хочешь танцевать со мной — танцуй и получай удовольствие. А деревенеть, ошибаться и хмуриться можешь с кем-нибудь другим. Ну так, для контраста, чтобы я выгоднее смотрелся.

Алексенцев — как любитель копать глубоко и долго — накопал в сальсе кучу всяких сложностей, которые скрыты от глаз начинающих танцоров. Вспоминая про необычный набор бекграунда, не стоит удивляться, что «база» в сальсе от Алексенцева может где-то отличаться, разниться или даже противоречить «базе» в сальсе от других именитых танцоров.

Придумал ли Алексенцев свою сальсу? Думаю не так — он лишь подровнял сальсу под свои потребности. Подобно тому, как каждый хороший танцор адаптирует выбранное направление под свою комплекцию, рост, вес и возраст. Так же и механику взаимодействия танцору приходится адаптировать под собственное мировоззрение.

Когда сальса – больше, чем сальса

Не знаю, как обстоят дела «у них там, за бугром», но наш отечественный социум в последние несколько десятилетий почему-то взял и отторгнул культуру парного танца. Ту самую культуру, которая зародилась раньше, чем мы научились делать палки-копалки, разжигать костры и ходить только на задних конечностях. Все, надоело. Теперь мужики не танцуют. А девочки только извиваются под ровный бит, да и то только в состоянии алкогольного и прочего всякого опьянения.

Выросло целое поколение, которому незнаком кайф от бешеных вращений пары в вальсе или фокстроте. Целое поколение, которое считает что «танцор» — это балерун в обтягивающих трико, или бальник с лаком и блестках на волосах и тряпичным квадратом с номером на спине, словно он герой скачек, а не танцевального вечера.

И вот представитель такого нетанцующего общества внезапно открывает для себя чарующий мир Social Dance. Для многих (и в первую очередь для автора этих строк) жизнь делится на «до» и «после».

Подобно Колумбу, который «открыл Америку»… первым после нескольких миллионов индейцев, мы «открываем» для себя мир танцев, который существует миллионы лет (брачные танцы есть даже у животных и птиц).

Стоит ли удивляться, что в отличие от людей, выросших в танцевальных культурах, мы вкладываем в танец слишком много всего.

Процитировав Максута Кумашева: «Мы сами сделали из кизомбы больше, чем кизомбу», можно сказать, что Алексенцев (и другие крутые сальсерос) делают из сальсы больше, чем просто сальсу.

Иначе как еще объяснить, что на семинарах по сальсе появляется такое явление, как «Эмоциональная механика».

Эмоциональная механика

Я понятия не имел, что скрывается под этим названием. Хотя об этом курсе наслышан больше всего. Мои танцующие друзья из различных уголков нашей необъятной Родины наперебой говорили мне: «О! Это так круто! Это словами не описать! Обязательно сходи!»

Что ж, я попробую описать словами то, что словами не описать.

Сделав из сальсы больше, чем просто танцули под музыку в паре, танцоры намешивают в нее кучу психологии межличностных отношений и даже легких манипуляций. Подобно кухонным психологам, мы любим поумничать о том, что как и почему в танце. Когда комфортно, а когда нет. Кому отказывают, а чьи приглашения принимают. И многое другое.

И хотя умники вроде меня могут накатать целую статью, убеждающую, что отказ в танце не стоит воспринимать лично… это все равно обидно и хочется этого избежать.

Так вот курс эмоциональной механики в моем понимании рассчитан на то, чтобы заставить танцоров осознанно управлять тем, что они делают для комфорта своей партнерши или партнера (в том числе и в танце), а также понимать, какие наши неосознанные поступки, позы или прикосновения могут мешать получению кайфа (в том числе от танца опять же).

У вас бывало так, что ты приглашаешь на танец и нарываешься на отказ, и тут же кто-то другой приглашает ее, и она соглашается? Обидно, да? Кто-то скажет «Может она просто обещала ему этот танец заранее», но ты думаешь: «Что со мной не так?»

Обычно этот вопрос звучит риторически. Либо на него следуют ссылки на статьи про значимость личной гигиены, запасных рубашек и прочих очевидностей. Но ведь ты не был потным или грязным. Уж не грязнее того удачливого козла!

Эмоциональная механика показывает тебе — как порой едва незаметные микродвижения, позы или даже взгляды могут приводить к различным реакциям.

Оказывается, наши конечности, прикоснувшись к партнеру по танцу, ползут туда, где теплее, мягче и удобнее, подобно инфузории-туфельке, которая движется вслед за теплом. Осталось только научиться нагревать и охлаждать участки своего тела с тем расчетом, чтобы прикосновения к ним «ползли» туда, куда нам хочется в рамках приличий, или даже немного за рамками.

Казалось бы — протянутая рука — что может быть проще? Но одна рука встречает ответ, а другая нарывается на отказ.

Курс Эмоц-механики не столько давал ответы на вопросы, сколько заставлял задуматься и пересмотреть привычные подходы. Вместо того, чтобы зубрить очередную фигуру или связку, стоит поработать над положением в паре. Вместо оттачивания скоростных футворков, стоит научиться приятным прикосновениям. А вместо сальсы можно просто обниматься.

Стоп, кто сказал про кизомбу?

Ах эта ж блин кизомба еще тут!

Конечно без едких шпилек в адрес кизомбы не обошлось. Еще бы, ведь в одном помещении собралось столько заядлых и именитых сальсерос (я забыл упомянуть, что помимо самого Алексенцева на викенд приехал Сергей Кочарян из Краснодара и Сергей Тимофеев из Ростова. А также все наши местные преподы по сальсе и бачате). А кизомба — для всех них — тема больная.

Почему-то сальсерос уверены, что их язвительность в адрес кизомбы должна задевать чувства кизомбанутых товарищей. Особенно таких кизомбанутых на всю голову, как я. Поэтому наиболее ядреные и сочащиеся ядом отзывы о кизомбе сопровождались смягчающим взглядом в мою сторону и ремаркой в духе: «Вообще-то я ничего дурного про кизомбу не хочу сказать, но…» и далее по тексту.

Когда в конце первого дня Алексенцев объяснял, почему кизомба не интересна лично ему, Саша Суворов держал меня за плечо и твердил на ухо: «Дан, ты только держись! Держись, Дан!»

Почему меня должно злить или обижать то, что кто-то, пусть даже мастерски владеющий своим делом, не любит кизомбу? Я вот не люблю ходить по канату (и не умею это делать к слову, и возможно даже это как-то связано), и заявляю об этом громко на весь Интернет. Но разве хоть одному канатоходцу в мире есть до этого дело?

Когда кто-либо аргументировано (или даже не аргументированно) объясняет, что какое-то явление ему не по душе — спорить, обижаться или огорчаться бессмысленно и глупо. На вкус и цвет товарищей нет.

Да и вообще, пока кизомба бешено набирает популярность, кизомбистам нет необходимости кому-то объяснять, почему это кизомба так хороша. Это сальсерос, обнаружив спад популярности своего направления то и дело вынуждены пояснять, что сальса такая вся классная и сложная и глубокая. (Кстати, нет никакой гарантии, что спад интереса к сальсе среди новичков объясняется развитием кизомбы. Возможно это лишь случайное совпадение двух не коррелирующих тенденций)

Другое дело, что в конце второго дня Алексенцев, отвечая на вопрос об отношении к кизомбе (не я его задавал, не надо на меня коситься), стал утверждать, что популярность кизомбы в России — это последствия давнишней ошибки боссов сальсы, и что не соверши они ее тогда — ничего бы этого не было — вот тут я уже не смог согласиться.

Да, в России боссы сальсы пытались использовать кизомбу как экзотическую замануху на мастер-классы в рамках сальса-фестивалей. Да, теперь они кусают локти, ибо, как сказал Мастер — из четырех новичков трое идут на кизомбу, и лишь один доходит до начинающей группы по сальсе.

Но кизомба как явление не отпочковывалась от сальсы. И потому боссам сальсы не удалось бы ее задушить в зародыше. Просто чуть позже этот танец проник бы в нашу страну иными путями.

Собственно уже сейчас заметна тенденция обособления кизомба-сообщества от сальса-сообщества. Во многих городах  появляются школы, специализирующиеся на кизомбе. На вечеринках кизомба уходит в отдельные залы или вообще уходит на отдельные кизомба-вечеринки. Проводятся кизомба-фестивали. Набрав критическую массу в численности танцоров, кизомба больше не нуждается в материнской опеке со стороны старшей сестры приемной матери.

Я не выдержал и попросил слова, чтобы успокоить разбушевавшихся сальсерос и сказать, что пройдет совсем немного времени и кизомба с сальсой окончательно разбегутся по разным углам. И «розовые сопли» перестанут охолаживать разгоряченных сальсерос посреди САЛЬСА-вечеринки.

Даже в провинциальном Таганроге процесс дифференциации уже вовсю набирает обороты. И вечеринка этого сальса-викенда тому яркий пример: сальса и кизомба звучали и танцевались в разных залах не мешая друг другу.

Вечеринка

В расписании вечеринка значилась с 8 вечера и до 3 утра. Мой опыт посещения вечеринок длиною в ночь подсказывал, что расплескивать все силы в первый час точно не стоит. Поэтому мы с моими друзьями-земляками из Пятигорска Максимом и Светланой Вдовченко никуда не торопились. Съездили ко мне в студию Danca Kuduro на занятия по кизомбе и tarraxinha, обсудили особенности пластики, поделились первыми впечатлениями от семинаров, поужинали и переоделись.

Но когда мы зашли на вечеринку, нам навстречу потянулись первые уходящие! Это в десять-то вечера! Еще через полтора часа по домам разбрелась основная масса и на танцполе остались лишь самые неутомимые.

Но невзирая на это, могу сказать, что вечеринка удалась на славу. По нашим Таганрогским меркам людей был не мало. Танцевали все от души. Девчонки разрывали на части троицу: Алексея, Сергея и Сергея. Руэда кружилась в бешенном вихре.

А в малом зале, получившем прозвище «сеновал» в почти полной темноте кизомбили и бачатили любители сеншуал-денс. Кстати, почти все сальсерос тоже там отметились своим присутствием;)

Учитывая, что все именитые гости были мужского пола, для меня эта вечеринка мало чем отличалась от обычных городских вечеринок. Вот если бы приехала Маша! Но судьба злодейка распорядилась иначе.

Тут еще принеприятнейшим образом начала сказываться усталость. Сил танцевать не осталось, а уходить из такой теплой и душевной атмосферы не хотелось. Тогда я просто сел в зоне отдыха, наслаждаясь неторопливым общением с друзьями и подругами и поглядывая изредка на то, как танцуют неугомонные крутыши.

Мне очень понравилась музыка, которую Алексей ставил на занятиях и я рассчитывал услышать что-то такое на вечеринке. Но в сальса зале, как на зло, играло то, что обычно играет в сальса-залах в Таганроге. То бишь пусть и любимое, но уж слишком до боли знакомое.

Этика эмоциональной механики

Те, кто добросовестно дочитал мой отчет до этих строк и не закрыл нафиг вкладку браузера, наверняка заметили, что отчет по большей части состоит из моих размышлений на тему, нежели из описания того, что там действительно происходило. Но даже невзирая на то, что я пишу отчет о впечатлениях, а не отчет о событиях, часть своих личных впечатлений об эмоциональной механике я вынес в отдельный параграф в конец статьи.

Я далеко не впервые сталкиваюсь с умением топовых танцоров управлять эмоциями. Как своими собственными (пресловутое: препод никогда не выглядит уставшим или печальным на занятиях), так и эмоциями собеседника или целой аудитории. Поначалу такие навыки вызывают восторг и восхищение, но потом заставляют задуматься: «А что же скрывается за маской осознанного контролируемого эмоционального состояния?»

Да и вообще, честно ли это — заставлять других людей получать удовольствие от танца с тобой. Вот так вот специально. Осознанно. Преднамеренно и с расчетом.

Если ты умеешь управлять всеми внешними проявлениями своего эмоционального состояния, то знаешь ли ты сам, что ты испытываешь НА САМОМ ДЕЛЕ? И если ты научился в совершенстве создавать для партнерши предельно комфортную атмосферу в танце с тобой, знаешь ли ты после этого — нравишься ли ей ты сам, или ей интересны только те ощущения, которые ты искусственно создал вокруг нее? Да и вообще — остаешься ли какой-то другой ты сам, нежели те осознанные манипуляции, которые ты проводишь с собой и окружающими?!

Приведу неприличный пример: если ты строишь романтические отношения с невинной девушкой, то всегда видишь, как она к тебе относится, как реагирует на твои слова и поступки. Когда обижается, а когда готова расцеловать. В ее ответах, взгляде, жестах и мимике есть все, что тебя может интересовать. Знай только читай. Она искренна с тобой. Она честна с тобой.

Если ты покупаешь услуги проститутки, то тут тоже все честно. Ты платишь — она оказывает услуги. И все понимают, что для нее это лишь работа. И неумело изображать удовольствие — тоже ее работа. По сути тут нет обмана большего, чем желание обмануть самого себя.

Но если вдруг ты пытаешься строить отношения с актрисой — вот тут держись. Ведь ты никогда не знаешь, где и когда она с тобой искренна и проявляет свои настоящие эмоции, а где и когда она играет ради своих коварных целей. Когда ты ее реально обидел, а когда она надула губки, чтобы спровоцировать поток заглаживающих вину подарков.

Танцор-новичок — он как наивная девушка — весь на ладони. Танцор-аниматор или танцор на сцене — он как.. без обид, ребята… но он просто отрабатывает деньги. А вот как быть с танцором соушала, который овладел эмоциональной механикой? Искренен ли он с тобой?

А как быть тебе, если ты сам овладел этой техникой? Этично ли искусственно вызывать в партнерше приступы наслаждения танцем? (Танцем! А вы что подумали?! Хотя ход ваших мыслей мне нравится)

В психологии есть множество техник манипулирования людьми, которые могут сработать с тобой так, что ты этого и не заметишь. Но стоит тебе обнаружить, что тобой пытаются манипулировать — как становится неприятно. И где гарантия, что, запалившись так же в танце, не получишь негативный эффект?

Размышления о том, этично ли применение психологических техник в общении с близкими людьми, я впервые встретил еще в школьные годы, читая «Лезвие бритвы» Ивана Ефремова. В последние годы эта тема всплывает все чаще и чаще в связи с ростом популярности психологии в массах.

Уж не знаю, где тут собака зарыта. И стоит ли вообще заморачиваться на эту тему. Но я поразмышлял и пришел вот к какому выводу: Попытки применения техник эмоциональной механики могут отталкивать и выглядеть лживо в том случае, если человек использует их как стороннюю подсмотренную где-то технику. Но если он же пропустит это через себя, если это станет частью его самого — то ничего дурного в применении такой техники уже не будет. Ведь танец тем и хорош — что в нем нет масок, и каждый показывает свою истинную сущность. И если умение и желание создавать для партнерши мега-комфорт стало частью тебя — то было бы преступлением не делать этого.

Заключение

Отличные выходные, насыщенные событиями. Уж не знаю, откуда у меня были силы помимо всего описанного выше, поменять с сыном счетчик на воду, сходить в бассейн, прогулять друзей по Набережной и не заснуть по время посиделок в кафе.

Здорово, что в нашем городе прошли такие классные семинары от преподавателя такого высокого уровня! Спасибо центру социального танца Carino Mio за организацию и проведение этого мероприятия.

Спасибо Алексею Алексенцеву за то, что заставил по-новому взглянуть на многие привычные вещи, явления и тонкие материи.

Спасибо всем, кто терпел меня во время отработок и упражнений. И конечно же спасибо тем, кто дочитал мои размышления по поводу того, как все прошло до конца.

Донат, специально для www.Salsa-Tagano.ru

PS Вы можете также прочитать отчет Светланы Вольной об этом же событии.

Понравилось? Расскажи друзьям!
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Блог Я.ру
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru

Семинары Алексея Алексенцева по социальному в сальсе (Таганрог 18-19 апреля 2015): 2 комментария

  1. Уведомление: Эмоциональные выходные | Salsa-Tagano.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*